Туберкулез как эпидемия в истории

Не очень большое количество слов в любом языке способно вызвать столько ужаса, страданий и смертей, как слово «чума». Действительно, инфекционные заболевания наносили огромнейший ущерб людям на протяжении веков. Они уничтожали целые нации, забирали столько жизней, сколько порой не уносили даже войны, а также играли решающую роль в ходе истории.

Древним людям было не привыкать к болезням. Они сталкивались с микробами, которые провоцировали развитие болезней в питьевой воде, еде и окружающей среде. Иногда вспышка заболевания могла уничтожить небольшую группу людей, но это продолжалось до тех пор, пока люди не стали объединяться в популяции, что, тем самым, дало возможность инфекционному заболеванию становится эпидемией. Эпидемия возникает, когда болезнь поражает непропорционально большое количество людей в рамках определенной группы населения, к примеру, города или географического региона. Если заболевание затрагивает еще большее количество людей, тогда эти вспышки перерастают в пандемию.

Люди также подвергли себя новым смертельным заболеваниям в результате приручения животных, которые являются переносчиками не менее опасных бактерий. Вступив в регулярный тесный контакт с ранее диким животным, первые фермеры дали этим микробам шанс адаптироваться к организму человека.

В процессе освоения человеком все новых и новых земель, он вступал в тесный контакт с микробами, с которыми мог бы никогда не столкнуться. Храня еду, люди привлекали в свои жилища крыс и мышей, которые принесли еще больше микробов. Человеческая экспансия привела к строительству колодцев и каналов, благодаря чему появилось такое явление, как стоячая вода, которую активно облюбовали комары и москиты-переносчики различных заболеваний. По мере развития технологий, тот или иной тип микроба мог легко быть перенесенным за много километров от своего первоначального места проживания.

Перед началом притока на Новый Свет европейских исследователей, завоевателей и колонистов в начале 1500-х годов, американский континент был домом для 100 миллионов коренных жителей. В последующие века эпидемические заболевания сократили их количество до 5-10 миллионов. Пока эти люди, такие как инки и ацтеки, строили города, они не проживали в них достаточно долго, чтобы успеть подхватить столько заболеваний, сколькими «владели» европейцы, при этом они также не приручили так много животных. Когда европейцы прибыли в Америку, они привезли с собой множество болезней, иммунитета к которым или защиты у коренных народов не было.

Основным среди этих заболеваний была оспа, вызванная вирусом натуральной оспы. Эти микробы начали атаковать человека тысячи лет назад, причем самая распространенная форма заболевания может «похвастаться» уровнем смертности в 30 процентов. Среди симптомов оспы наблюдается высокая температура, ломота в теле и сыпь, которая появляется в виде заполненных жидкостью маленьких нарывов. Болезнь преимущественно распространяется через прямой контакт с кожей инфицированного человека или же через биологические жидкости, но также может передаться воздушно-капельным путем в ограниченном помещении.

Несмотря на создание вакцины в 1796 году, эпидемия оспы продолжала распространяться. Даже относительно недавно, в 1967 году, вирус убил более двух миллионов людей, а миллионы людей во всем мире сильно пострадали от заболевания. В том же году, Всемирная Организация Здравоохранения приняла активные усилия по искоренению вируса посредством массовой вакцинации. В результате, в 1977 году был отмечен последний случай заражения оспой. Теперь, эффективно исключенная из природного мира болезнь существует только в лабораториях.

Эпидемия 9: Грипп 1918 года

Шел 1918 год. Мир наблюдал, как Первая мировая война подходила к концу. К завершению году, по оценкам, число погибших достигнет 37 миллионов человек во всем мире. Тогда-то и появилось новое заболевание. Некоторые называют его испанским гриппом, другие Великим гриппом или гриппом 1918 года. Как бы его не называли, но эта болезнь погубила 20 миллионов жизней в течение нескольких месяцев. Спустя год грипп умерит свой пыл, но, тем не менее, непоправимый ущерб был нанесен. По различным оценкам, число жертв составило 50-100 миллионов человек. Многие считают этот грипп худшей эпидемией и пандемией из всех когда-либо зарегистрированных в истории.

На самом деле, грипп 1918 года был не типичным вирусом, с которым мы сталкиваемся каждый год. Это был новый штамм вируса гриппа, вирус птичьего гриппа АH1N1. Ученые подозревают, что заболевание перекочевало с птицы на человека на западе Америки незадолго до вспышки. Позже, на фоне того, что в Испании грипп убил более 8 миллионов человек, болезнь была названа испанским гриппом. По всему миру, иммунная система людей не была готова к атаке нового вируса, так же как ацтеки не были готовы к «прибытию» оспы в 1500-х годах. Массовые транспортировки солдат и продуктов питания к концу первой мировой войны позволили вирусу быстро «организовать» пандемию и добраться до других стран и континентов.

Грипп 1918 года сопровождался симптомами обычного гриппа, в том числе лихорадкой, тошнотой, болями и диареей. Кроме того, у больных часто появлялись черные пятна на щеках. Поскольку их легкие были заполнены жидкостью, они рисковали умереть от недостатка кислорода, а многие именно от этого и умирали.

Эпидемия утихла в течение года, так как вирус мутировал в другие, более безопасные формы. У большинства людей сегодня выработался определенный иммунитет к этому семейству вируса, унаследованный от тех, кто выжил в пандемии.

Черная смерть считается первой пандемией чумы, которая убила половину населения Европы в 1348 году, а также уничтожила часть Китая и Индии. Это заболевание разбило множество городов, постоянно меняло структуру классов, повлияло на глобальную политику, торговлю и общество.

Черная смерть на протяжении долгого периода времени считалась эпидемией чумы, которая путешествовала в бубонной форме на крысиных блохах. Недавно проведенные исследования поставили под сомнение это утверждение. Некоторые ученые сейчас утверждают, что Черная смерть, возможно, была геморрагическим вирусом, похожим на эболу. Эта форма заболевания приводит к огромной кровопотере. Специалисты продолжают исследовать останки жертв чумы в надежде найти генетические доказательства для обоснования своих теорий.

Все же, если это была чума, то Черная смерть по-прежнему с нами. Вызываемая бактерией Yersinia Pestis, болезнь по-прежнему может жить в беднейших регионах, густонаселенных крысами. Современная медицина позволяет легко вылечить заболевание на ранних стадиях, поэтому угроза смерти значительно ниже. Симптомы включают в себя увеличение лимфатических узлов, лихорадку, кашель, кровавую мокроту и затрудненное дыхание.

Малярия – это далеко не новичок в мире эпидемий. Ее воздействие на здоровье человека началось более 4000 лет назад, когда греческие писатели отметили эффект ее воздействия. Упоминание о переносимой москитами болезни также можно найти и в древних индийских и китайских медицинских текстах. Даже тогда, врачам удалось провести жизненно-важную связь между болезнью и стоячей водой, в которой размножаются комары и москиты.

Возбудителями малярии являются четыре вида микроба Plasmodium, который является «общим» для двух видов: комаров и людей. Когда зараженный москит решает полакомиться человеческой кровью, и у него это получается, он переносит в организм человека микроб. Как только вирус оказывается в крови, он начинает размножаться внутри красных кровяных клеток, тем самым разрушая их. Симптомы течения заболевания варьируются от легких до смертельных, и, как правило, включают лихорадку, озноб, потливость, головные и мышечные боли.

Конкретные цифры, говорящие о последствиях первых вспышек малярии, трудно найти. Однако, проследить какое воздействие оказывает малярия на человека можно, изучая страдающие от болезни регионы. В 1906 году Соединенные Штаты на строительство Панамского канала задействовали 26000 человек, спустя некоторое время более 21000 из них были госпитализированы с диагнозом «малярия».

В прошлом в военное время многие войска часто испытывали серьезные потери в результате вспышек малярии. По некоторым данным, в период американской гражданской войны более 1316000 человек страдали от данного заболевания, причем более 10000 из них погибло. Во время второй мировой войны малярия «выводила» из строя британских, французских и немецких военных в течение трех лет. Почти 60000 американских солдат умерли от этого заболевания в Африке и в южной части Тихого океана во время Второй мировой войны.

К концу Второй мировой войны, США попытались остановить эпидемию малярии. Страна изначально делала огромные успехи на этом поприще при помощи использования запрещенных в настоящее время инсектицидов, затем же последовали превентивные меры для сохранения низкого количества популяции комаров. После того, как центр по контролю заболеваний в США объявил, что в стране малярия ликвидирована, Всемирная организация здравоохранения активно начала бороться с заболеванием во всем мире. Полученные результаты не были однозначными, однако, стоимость проекта, война, появление устойчивого к лекарствам нового вида малярии и устойчивых к инсектицидам комаров, в конечном итоге, привели к отказу от проекта.

Сегодня малярия по-прежнему создает проблемы в большинстве стран мира, особенно в странах Африки, находящихся южнее Сахары, поскольку они были исключены из кампании ВОЗ по искоренению. Каждый год фиксируется до 283 миллионов случаев заболевания малярией, более 500 000 людей погибает.

Однако, важно добавить, что в сравнении с началом 21 века, количество заболевших и умерших сегодня значительно сократилось.

Туберкулез «разорял» человеческую популяцию на протяжении всей истории. Древние тексты подробно рассказывают о том, как увядали жертвы заболевания, а ДНК-тестирование выявляло наличие туберкулеза даже у египетских мумий. Вызываемый бактерией Mycobacterium, он передается от человека к человеку воздушно-капельным путем. Бактерия обычно поражает легкие, в результате чего появляется боль в груди, слабость, потеря веса, лихорадка, чрезмерная потливость и кровавый кашель. В некоторых случаях бактерия также оказывает влияние на головной мозг, почки или позвоночник.

Начиная с 1600-х годов, европейская эпидемия туберкулеза, известная как Великая белая чума, свирепствовала в течение более 200 лет, при этом умирал каждый седьмой инфицированный человек. Туберкулез был постоянной проблемой колониальной Америки. Даже в конце 19 века 10 процентов всех случаев смерти в США были связаны с туберкулезом.

В 1944 году врачи разработали антибиотик стрептомицин, который помогал бороться с заболеванием. В последующие годы были сделаны еще более значимые прорывы в этой области и в результате после 5000 лет страданий человечеству, наконец, удалось вылечить то, что древние греки называли «изнуряющей болезнью».

Однако, несмотря на современные методы лечения, туберкулез продолжает поражать 8 миллионов человек ежегодно, при этом смертельный исход случается в 2 миллионах случаев. Болезнь вернулась с размахом в 1990-х годах, главным образом «благодаря» глобальной бедности и появлению новых, устойчивых к антибиотикам штаммов туберкулеза. Кроме того, пациенты с ВИЧ/СПИДом обладают ослабленной иммунной системой, что делает их более восприимчивыми к туберкулезной инфекции.

Народ в Индии с древних времен жил в опасности заболевания холерой, но эта опасность не проявляла себя до 19 века, пока остальной мир не столкнулся с этой болезнью. В течение этого периода времени торговцы непреднамеренно экспортировали смертельный вирус в города Китая, Японии, Северной Африки, Ближнего Востока и Европы. Зарегистрировано шесть пандемий холеры, которые убили миллионы людей.

Холера вызывается кишечной палочкой под названием холерный вибрион. Само заболевание, как правило, протекает очень мягко. Пять процентов из тех, кто подхватывает это заболевание, испытывают сильную рвоту, диарею и судороги, причем эти симптомы приводят к быстрому обезвоживанию организма. Как правило, большинство людей легко справляются с холерой, но только тогда, когда организм не обезвожен. Люди могут заразиться холерой посредством тесного физического контакта, но главным образом холера распространяется посредством загрязненной воды и пищи. В период промышленной революции в 1800-х годах холера распространилась в крупных городах Европы. Врачи настаивали на «чистых» условиях жизни и на создание усовершенствованных систем канализации, полагая, что эпидемию вызывает «плохой воздух». Однако, это на самом деле помогло, поскольку случаи заражения холерой значительно сократились после того, как была отрегулирована система подачи очищенной воды.

На протяжении десятилетий, казалось, что холера уходит в прошлое. Тем не менее, новый штамм холеры возник в 1961 году в Индонезии и, в конечном итоге, распространился на большую часть мира. В 1991 году около 300000 пострадали от этого заболевания, погибло же более 4000.

Появление СПИДа в 1980-х годах привело к глобальной пандемии, поскольку с 1981 года погибло более 25 миллионов человек. Согласно последним статистическим данным, в настоящее время на планете проживает 33,2 миллиона ВИЧ-инфицированных людей. СПИД вызывается вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ). Вирус распространяется посредством контакта с кровью, спермой и другим биологическим материалом, что наносит непоправимый ущерб иммунной системе человека. Поврежденная иммунная система открывает доступ инфекциям, называемые оппортунистическими, которые обычному человеку не доставляют никаких проблем. ВИЧ становится СПИДом, если иммунная система достаточно серьезно повреждается.

Ученые полагают, что вирус перешел от обезьяны к человеку в середине 20 века. В 1970-е годы, население Африки значительно выросло, а также войны, нищета и безработица поразила многие города. Благодаря проституции и использованию внутривенных наркотиков, ВИЧ стал очень легко распространяться посредством незащищенных половых контактов и повторного использования зараженных игл. С тех пор СПИД «путешествовал» к югу от Сахары, оставляя сиротами миллионы детей и истощая рабочую силу во многих беднейших странах мира.

В настоящее время лекарств от СПИДа не существует, однако, есть некоторые препараты, которые могут не дать ВИЧ трансформироваться в СПИД, дополнительные препараты также могут помочь в борьбе с оппортунистическими инфекциями.

Эпидемия 3: Желтая лихорадка

Когда европейцы занялись «импортом» африканских рабов в Америку, они также привезли с собой помимо ряда новых болезней, и желтую лихорадку. Эта болезнь разрушала целые города.

Когда французский император Наполеон послал армию из 33000 французских солдат в Северную Америку, желтая лихорадка убила 29000 из них. Наполеон был настолько потрясен количеством жертв, что решил, что данная территория не стоит таких потерь и рисков. Франция продала землю США в 1803 году, это было событие, которое вошло в историю, как покупка Луизианы.

Желтая лихорадка, подобно малярии, передается от человека к человеку посредством укусов москитов. Типичные симптомы включают в себя лихорадку, озноб, головную боль, мышечную боль и рвоту. Тяжесть симптомов колеблется от легких до смертельных, а тяжелая инфекция может привести к кровотечению, шоку, а также к серьезной почечной и печеночной недостаточности. Почечная недостаточность является причиной развития желтухи и пожелтения кожи, что и дало название болезни.

Несмотря на вакцинацию и улучшение методов лечения, эпидемия по сей день периодически вспыхивает в Южной Америке и Африке.

Крошечный микроб Rickettsia prowazekii является причиной появления одного из наиболее разрушительных инфекционных заболеваний в мире: сыпного тифа.

Человечество страдает от заболевания на протяжении веков, причем тысячи людей стали его жертвами. Учитывая тот факт, что болезнь часто поражала военных, ее называют «лагерной лихорадкой» или «военной лихорадкой». В ходе 30-летней войны в Европе (1618-1648 гг.) тиф, чума и голод унесли жизни 10 миллионов человек. Иногда вспышки тифа диктовали исход всей войны. К примеру, когда испанские войска осадили крепость мавританской Гранады в 1489 году, вспышка тифа сразу же в течение месяца унесла жизни 17000 солдат, оставив войско численностью в 8000 человек. Из-за разрушительного воздействия тифа прошло еще одно столетие, прежде, чем испанцы смогли прогнать мавров из своего государства. Также во время Первой мировой войны это заболевание унесло несколько миллионов жизней в России, Польше и Румынии.

Симптомы эпидемии тифа обычно включают в себя головную боль, потерю аппетита, недомогание и быстрое повышение температуры. Это быстро развивается в жар, сопровождается ознобом и тошнотой. При отсутствии лечения, болезнь оказывает влияние на кровообращение, в результате чего может развиться гангрена, воспаление легких и почечная недостаточность.

Улучшение методов лечения и санитарных условий значительно снизили вероятность развития эпидемии тифа в современную эпоху. Появление вакцины против тифа во время второй мировой войны помогло эффективно ликвидировать заболевание в развитых странах мира. Однако, вспышки все еще имеют место быть в некоторых частях Южной Америки, Африки и Азии.

Исследователи подозревают, что полиомиелит сопровождал человечество на протяжении тысячелетий, парализуя и убивая тысячи детей. В 1952 году, по оценкам, насчитывалось 58000 случаев заболевания полиомиелитом в США, причем одна треть пациентов была парализована, более 3000 человек умерло.

Причиной заболевания является полиовирус, который ориентирован на нервную систему человека. Часто вирус распространяется посредством загрязненной воды и пищи. Первоначальные симптомы включают в себя повышение температуры, усталость, головную боль, тошноту, причем каждый 200 случай заболевания приводит к параличу. Хотя обычно болезнь оказывает влияние на ноги, иногда заболевание распространяется и на дыхательные мышцы, что, как правило, приводит к смертельному исходу.

Полиомиелит часто встречается у детей, но взрослые также подвержены этому заболеванию. Все зависит от того, когда человек впервые сталкивается с вирусом. Иммунная система лучше подготовлена к борьбе с этим заболеванием в раннем возрасте, поэтому, чем старше человек, у которого впервые обнаружен вирус, тем выше риск паралича и смерти.

Полиомиелит знаком человеку с древних времен. Со временем, особенно у детей, иммунная система укрепилась и стала лучше реагировать на течение заболевания. В 18 веке санитарные условия улучшились во многих странах. Это ограничивало распространение болезни, при этом происходило снижение иммунного противостояния, и шансы заболевания им в молодом возрасте постепенно сходили на нет. В результате все большее количество людей сталкивалось с вирусом в более старшем возрасте, а число случаев паралича в развитых странах резко возросло.

На сегодняшний день не существует эффективного лекарственного препарата от полиомиелита, но врачи постоянно совершенствуют вакцину, которая была выпущена в начале 1950-х годов. С тех пор количество случаев заболевания полиомиелитом в США и других развитых странах резко сократилось, и лишь небольшое число развивающихся стран все еще страдают от частых эпидемий полиомиелита. Так как люди – это единственные носители вируса, широко распространенная прививка гарантирует почти полное исчезновение заболевания.

источник

История человечества насчитывает несколько десятков эпидемий, которые сравнивались очевидцами и историками с концом света. Самые страшные инфекции унесли жизни миллионов людей, уничтожили целые народы. Что же это за болезни, вселяющие ужас? Удалось ли найти лечение – или мы по-прежнему бессильны перед природой?

Ужасное заболевание, убившее в XIV веке 75 миллионов человек – третью часть населения Европы. Переносчиками инфекции были блохи, укусившие зараженную крысу. Признаки болезни настолько страшны – черное лицо, раздутые лимфатические узлы, исходящий от больного запах гниющей плоти, – что бубонная чума получила говорящее название «черная смерть». Врачи в ту пору лечили больных с угрозой для собственной жизни – единственной защитой от инфекции, распространявшейся воздушно-капельным путем, был костюм из плотной черной ткани с маской, напоминающей птичью голову: в отверстие в «клюве» заливались уксус и ароматические масла, дезинфицирующие воздух. Самым успешным методом лечения бубонной чумы считалось прижигание открытой раны раскаленной кочергой (бактерия погибала при 100 °C), но, как правило, ухищрения лекарей были напрасны. Медикаментозное лечение болезни появилось только в XIX веке, вместе с открытием антибактериальных препаратов.

Опасная и очень заразная болезнь, ставшая в XX веке причиной депопуляции Северной и Южной Америки, забрала около полумиллиарда жизней. Первые признаки оспенных поражений (от папул и пустул, при черной оспе наполненных кровью) в виде отметин были найдены еще за 4 тысячи лет до нашей эры – у мумий в египетских гробницах. Отличительной чертой человека в XVI – XVIII веках являлась характеристика «знаков оспы не имеет». В те годы эпидемия уносила 1,5 миллионов жизней из 12 миллионов заболевших, а у выживших в память о заболевании оставались глубокие рубцы на коже. Первую вакцину от оспы изобрел сельский врач Эдвард Дженнер, заразив мальчика более слабым вирусом коровьей оспы, а спустя 4 месяца – черной оспой. Ребенок выздоровел, и этот случай стал началом массовой вакцинации, что в итоге привело к полной победе над болезнью.

Бич грязных городов с антисанитарными условиями быта, холера унесла в XIX веке около 15 миллионов жизней. Возбудитель, холерный вибрион, вызывает острое инфекционное воспаление кишечника, приводящее в силу обильной диареи к глубокому обезвоживанию организма. Главным источником заражения являлась питьевая вода, загрязненная каловыми массами, а способствовали этому скученность населения в больших городах и несоблюдение жителями элементарных правил гигиены. Известно, что именно холера стала причиной смерти выдающихся русских композиторов В. А. Глинки и П. И. Чайковского.

Смертельное заболевание, известное еще со времен фараона Тутанхамона. Переносчиком инфекции является москит рода Анофелес, обитающий в тропических и субтропических регионах планеты. Ежегодно малярией заболевает около полумиллиона человек по всему миру, но, к сожалению, ни один препарат не способен обеспечить стопроцентное выздоровление, хотя активно ведется разработка вакцины и поиск новых лекарственных средств.

Испанский грипп, или «испанка», привел к самой массовой пандемии, печально известной практически абсолютным соотношением заболевших и умерших. В 1918 году смертельным вирусом были заражены почти 40% населения Испании, после чего болезнь молниеносно распространилась по всей планете. Известно, что за первые 25 недель грипп, характерным признаком которого являлось внутрилегочное кровотечение (от которого больной и погибал, захлебываясь своей кровью), истребил более 25 миллионов человек. Болезнь свирепствовала только 18 месяцев, однако количество жертв «испанки» за это время в разы превысило число убитых в первой и второй мировых войнах, вместе взятых. О том, что именно представлял собой вирус «испанки» и был ли он действительно вирусом гриппа, ученые спорят до сих пор.

Это острое вирусное заболевание, для которого характерны повышение температуры, сыпь, кашель и водобоязнь, остается главной причиной детских смертей на сегодняшний момент. По данным ВОЗ, число погибших от кори детей в возрасте до 5 лет в 2011 году составило 158 тысяч человек. Препаратов для специфического лечения болезни пока не существует, однако созданная в 1966 году вакцина обеспечивает снижение уровня заболеваемости корью до минимума. По мнению врачей, массовая вакцинация детей к 2020 году позволит полностью ликвидировать болезнь в России.

Заболевание вызывается палочками Коха. Ими, по некоторым данным, инфицирована примерно треть населения земного шара. По словам врачей, каждые 1-2 секунды возникает новый случай заражения. Туберкулез считается болезнью городской бедноты, социальным заболеванием, так как поражает преимущественно людей из малообеспеченных слоев населения, проживающих в неблагоприятных условиях, хотя нередки и случаи заражения вполне благополучных людей. До XX века, в котором туберкулез унес жизни более 100 миллионов человек, заболевание считалось неизлечимым, однако современная медицина успешно избавляет от недуга на ранних стадиях его развития. Главной профилактической мерой является вакцинация БЦЖ, которая проводится при отсутствии противопоказаний в первую неделю жизни младенцев.

Это относительно молодое, вялотекущее заболевание иммунной системы, вызывающее критическое снижение иммунитета больного, стало настоящим бичом современности. С момента начала эпидемии вирус СПИДа унес жизни более 20 миллионов человек. Характерно, что люди, зараженные ВИЧ-инфекцией, погибают не от вируса как такового, а от заболеваний, возникших на фоне критического снижения защитных сил организма (туберкулеза, пневмонии, токсоплазмоза и т. д.). Лекарство от СПИДа еще не изобретено – вероятность заражения можно только снизить с помощью профилактических мер. Поскольку вирус передается контактным путем с жидкостями тела, рекомендуется практиковать защищенные половые акты, не брать чужие бритвы, станки, маникюрные принадлежности, а также пользоваться одноразовыми шприцами при инъекциях.

Видео с YouTube по теме статьи:

источник


Пандемия «испанки» в 1918-1919 годах.

Грипп — вирусное заболевание, а вирусы очень хорошо умеют мутировать. Всего учёные выявили более двух тысяч вариантов вируса. Несколько различных штаммов только в последнюю сотню лет убивают людей сотнями тысяч и даже миллионами. Каждый год от эпидемий умирают до полумиллиона человек.

К гриппу восприимчивы люди любого возраста, но наиболее опасен он может быть для детей и людей пожилых. Чаще всего болезнь заканчивается летальным исходов, когда пациенту более шестидесяти пяти лет. Эпидемии начинаются в основном в холодное время года, при температуре от +5 до -5, когда влажность воздуха снижается, что создаёт благоприятные условия для проникновения вируса в организм человека через дыхательные пути.

После инкубационного периода, который длится до трёх дней, начинается заболевание. Когда во время болезни вы чувствуете раздражение в носу, трахее или бронхах — это значит, вирус проник в клетки мерцательного эпителия и сейчас разрушает их. Человек кашляет, чихает и постоянно сморкается. Затем вирус попадает в кровь и распространяется по всему организму. Температура повышается, появляются головные боли и озноб. Через три-пять дней болезни больной выздоравливает, но у него сохраняется усталость. При тяжёлых формах грипп может доводить до отёка мозга и различных осложнений, включая развитие бактериальных инфекций.

Крупнейшая пандемия «испанского гриппа» во время Первой мировой войны унесла жизни более пятидесяти миллионов человек, по некоторым подсчётам — до сотни миллионов. Это был штамм H1N1, и распространился он по всему миру. Название «испанка» было получено только благодаря тому, что об эпидемии, о которой молчали все страны-участницы войны, заговорили только в нейтральной Испании.

Вирус H1N1 был мутировавшим вирусом, распространённым среди диких птиц. Это произошло из всего двух мутаций в молекуле гемагглютинина — поверхностного белка вируса гриппа, который обеспечивает способность вируса присоединяться к клетке-хозяину.

В 1918 году в Испании гриппом заразились 39% населения страны, среди которых — люди двадцати-сорока лет, наименее подверженные риску подхватить это заболевание. У людей синели лица, развивалось воспаление лёгких. Больные кашляли кровью, которой могли захлебнуться на поздних стадиях. Но чаще всего болезнь проходила бессимптомно. При этом некоторые люди умирали на следующий же день после заражения.

Вирус распространился по всему миру. За восемнадцать месяцев он унёс жизней больше, чем сама Первая мировая война за четыре года. Убитых в войне было десять миллионов солдат, двенадцать миллионов мирных жителей, а ранено — около пятидесяти пяти миллионов. «Испанка» убила от пятидесяти до ста миллионов, заражённых было более пятисот миллионов человек. Эпидемия не локализовалась на какой-то одной территории, а свирепствовала повсюду — в США, Европе, РСФСР, Китае, Австралии. Распространению способствовали перемещения войск и развитая транспортная инфраструктура.

Но зачем перечислять страны, где вирус убивал людей? Лучше сказать, где он этого не делал. Он не дошёл до острова Маражо в Бразилии. В других местах он иногда выкашивал всех врачей. Людей хоронили без отпеваний и гробов, закапывая в братские могилы.

Процент смертности от населения страны (не от заразившихся) варьировался от 0,1% в Уругвае и Аргентине до 23% в Самоа. В РСФСР при 88 миллионах населения умерли 3 миллиона человек. Но сегодня та самая «испанка» не смогла бы достичь такого же результата. За прошедшую сотню лет человечество накопило антитела к различным штаммам вируса гриппа — так что не только вирусы могут мутировать.

Испанский грипп стал официальной версии причины смерти известнейшей русской актрисы немого кино — Веры Холодной. В феврале 1919 года она упала в снег с перевернувшихся саней, а на следующий день у неё поднялась температура. Через несколько дней, 16 февраля 1919 года, Вера Холодная умерла. Сестра актрисы вспоминала:

«В Одессе была настоящая эпидемия, и болезнь протекала очень тяжело, а у Веры как-то особенно тяжко. Профессора Коровицкий и Усков говорили, что „испанка“ протекает у неё как лёгочная чума… Всё было сделано для её спасения. Как ей хотелось жить!»


Тело Веры Холодной в гробу. 1919 год. Хроника

Азиатский грипп вызвал вторую пандемию гриппа в XX веке. Вирус H2N2 обнаружили в Китайской Народной Республике в 1956 году. Пандемия дошла до Сингапура и США. В США количество погибших достигло шестидесяти шести тысяч человек. Во всём мире вирус убил до четырёх миллионов человек. Разработанная вакцина помогла остановить распространение болезни к 1958 году.

Вирус азиатского гриппа мутировал. В 1968-1969 годы он вызвал эпидемию гонконгского гриппа: H3N2. Тогда болезнь унесла жизни от миллиона человек.

«Разбудит вас какой-то тип
И впустит в мир, где в прошлом войны, вонь и рак,
Где побеждён гонконгский грипп.
На всём готовеньком ты счастлив ли, дурак?»
Владимир Высоцкий. «Баллада об уходе в рай»

Вы, наверняка, помните недавнюю истерию на тему птичьего гриппа. Это был штамм H5N1 — «наследник» двух предыдущих причин пандемий гриппа. С февраля 2003 года по февраль 2008 года болезнью заразился 361 человек, и 227 из них умерли. И птичий грипп снова угрожает России. 23 ноября 2016 года сообщалось, что зарегистрирован первый случай гриппа птиц в подсобных хозяйствах Калмыкии. Болезнь могли занести перелётные птицы. В Нидерландах ещё раньше обнаружили мёртвых птиц с подтверждённым заражением гриппом.

Ещё один штамм гриппа, способный перекинуться с животного на человека при ряде мутаций, называется свиным гриппом. Вспышки этого гриппа возникали в 1976, в 1988, в 2007 годах. Серьёзную обеспокоенность Всемирная организация здравоохранения и Центры по контролю и профилактике заболеваний США выразили из-за этого штамма в 2009 году, когда болезнь вызвала высокую смертность в Мексике. Уровень пандемической угрозы 29 апреля подняли с 4 до 5 баллов из 6 возможных. К августу 2009 года по всему миру были зарегистрированы более 250 тысяч случаев заражения и 2 627 случаев смерти. Инфекция разошлась по всему миру.

11 июня 2009 года ВОЗ объявила о первой пандемии за последние сорок лет — пандемии свиного гриппа.


Схема распространения птичьего гриппа: от диких уток до человека через мутации в организмах других носителей

Этой зимой, в 2016 года, свиной грипп снова угрожает нам. В Екатеринбурге на 1 ноября 2016 года зарегистрированы уже четыре случая заболевания у людей. К эпидемии готовятся медики в Омске. В Астрахани готовятся и к гонконгскому гриппу, и к свиному.

Бытует мнение, что прививки от гриппа делать бесполезно, так как у этого заболевания слишком много штаммов. Именно поэтому прививаться нужно не сразу от всего, а от потенциально угрожающих в данный период времени вирусов. Например, если соответствующие службы уже обнаружили свиной грипп и прогнозируют его распространение по стране — тогда имеет смысл задуматься о прививке. Но когда у нас каждый год гуляет H1N1, то, быть может, стоит на всякий случай подготовиться к нему заранее?

Туберкулёз — широко распространённое в мире заболевание. Чтобы понять масштабы: ею инфицированы треть населения Земли. Каждый год ей заражаются восемь миллионов человек. Для двух миллионов из них болезнь станет смертельной.

Возбудитель туберкулёза — палочка Коха. Это бактерии из группы Mycobacterium tuberculosis complex. Бактерия поражает лёгкие, иногда затрагивает другие органы. Передаётся она очень легко — воздушно-капельным путём во время разговора, из-за кашля или чихания заражённого. Протекает в бессимптомной форме, а затем из скрытой формы может перейти в активную. Пациенты кашляют, иногда с кровью, у них возникает лихорадка, слабость, они худеют.

При открытой форме возникают распады, или каверны, в лёгких. При закрытой форме микобактерии в мокроте не обнаруживаются, поэтому больные малоопасны для окружающих.


Однородное затенение с участком просветления — деструкции — в лёгких больного туберкулёзом. Медицинская энциклопедия

Туберкулёз был практически неизлечим до XX века. При этом его называли «чахоткой» от слова «чахнуть», хотя именно туберкулёзом эта болезнь иногда не являлась. Под чахоткой подразумевали целый ряд заболеваний с широким спектром симптомов.

Одной из жертв туберкулёза был Антон Павлович Чехов, врач по профессии. С десятилетнего возраста он чувствовал «теснение в грудине». С 1884 году него было кровотечение из правого лёгкого. Исследователи считают, что в смерти Чехова большую роль сыграло его путешествие на Сахалин. Ослабление организма из-за нескольких тысяч километров на лошадях, в сырой одежде и промокших валенках вызвало обострение болезни. Его жена вспоминала, что в ночь с 1 на 2 июля 1904 года, на курорте в германии, Антон Чехов впервые сам велел послать за врачом:

«Первый раз в жизни сам попросил послать за доктором. После он велел дать шампанского. Антон Павлович сел и как-то значительно, громко сказал доктору по-немецки (он очень мало знал по-немецки): „Ich sterbe“. Потом повторил для студента или для меня по-русски: „Я умираю“. Потом взял бокал, повернул ко мне лицо, улыбнулся своей удивительной улыбкой, сказал: „Давно я не пил шампанского…“, спокойно выпил всё до дна, тихо лёг на левый бок и вскоре умолкнул навсегда».

Сейчас туберкулёз научились выявлять и лечить на ранних стадиях, но болезнь продолжает убивать людей. В 2006 году в России на диспансерном учёте состояло 300 тысяч человек, умерли от болезни 35 тысяч человек.

В 2015 году смертность составила 11 человек на 100 тысяч населения страны, то есть умерли около 16 тысяч человек в течение года от туберкулёза, не включая комбинацию ВИЧ+туберкулёз. Всего за год было зарегистрировано 130 тысяч заражённых. Результаты по сравнению с 2006 годом ободряющие. Каждый год смертность от туберкулёза снижается на 10%.


Клод Моне. «Камилла на смертном одре». 1879 год. Жена художника умерла от туберкулёза в 32 года.

Несмотря на то, что врачи пытаются бороться с туберкулёзом и снижают смертность и заболеваемость, остаётся важная проблема: устойчивость бактерии Коха к препаратам. Множественную лекарственную устойчивость отмечают в четыре раза чаще, чем десять лет назад. То есть теперь каждый пятый больной просто не реагирует на целый ряд сильнейших препаратов. Среди них — 40% тех людей, которые раньше уже лечились.

Наиболее остро сегодня проблема туберкулёза стоит в Китае, Индии и России. Всемирная организация здравоохранения планирует победить эпидемию к 2050 году. Если в случае чумы, оспы и гриппа мы говорили о неких эпидемиях и пандемиях, которые вспыхивали в разных местах, распространялись по миру и угасали, то туберкулёз — болезнь, которая постоянно находится рядом с нами десятки и сотни лет.

Туберкулёз тесно связан с социальным положением больного. Он распространён в тюрьмах и среди бездомных. Но не стоит думать, что это оградит вас, человека, работающего, например, в офисе, от болезни. Выше я уже писал, что передаётся палочка Коха воздушно-капельным путём: чих бездомного в метро — и менеджер или программист может попасть на больничную койку, рискуя остаться без лёгкого. Многое зависит от иммунитета, от силы организма, противодействующего заразе. Организм ослабляет плохое и непродуманное питание, отсутствие витаминов, постоянные стрессы.

Вакцинация от туберкулёза практикуется в России в первые 3-7 дней жизни новорожденного с помощью БЦЖ — вакцины, приготовленной из штамма ослабленной живой коровьей туберкулёзной палочки. Её выращивают в искусственной среде, и она практически не имеет вирулентности для человека. Ревакцинацию делают через семь лет.


Кадр из фильма Хаяо Миядзаки «Ветер крепчает». Большая часть сюжета посвящена лечению туберкулёза в первой половине XX века

Эпидемии гриппа вспыхивают повсеместно и постоянно, к ним привыкли заранее готовиться, проводить вакцинацию. В Москве это делали недавно бесплатно более двадцати мобильных пунктов, размещённых у станций метро. Смертность от гриппа и его распространение со временем уменьшается, но вирус постоянно мутирует, подкидывая вирусологам новые задачи по борьбе с ним.

В случае с туберкулёзом массовой истерии в СМИ не наблюдается. При этом болезнь распространена по всей планете и вызывает огромное количество смертей. Возможно, к 2050 году ВОЗ действительно сможет похвастаться прекращением эпидемии, длившейся десятилетиями. На данный же момент спасти от палочки Коха может только вакцинация и сильный иммунитет.

источник

Об истории туберкулеза в дореволюционной России известно мало, хотя официальные советские историки, как правило, подчеркивают высокий уровень заболеваемости – по некоторым подсчетам, самый высокий в Европе — и почти полное отсутствие государственных мер по борьбе с туберкулезом. Хотя смертность от туберкулеза в России к началу Первой мировой войны достигла 400:100 000, по всей Российской Империи насчитывалось лишь 43 противотуберкулезных диспансера и 18 санаториев. Для больных туберкулезом предназначалось менее 1000 коек.

За Первую мировую войну от ран и болезней погибли 1 700 000 российских солдат; за тот же период потери среди гражданского населения от туберкулеза составили 2 000 000 человек. Хотя за годы насилия и нужды, последовавших после первой мировой войны и Октябрьской революции, заболеваемость туберкулезом резко возросла, именно в это время советское правительство впервые разработало и внедрило программу борьбы с туберкулезом.

В историческом очерке о борьбе с туберкулезом в СССР Лапина выделяет три периода. Первый относится к интервалу между 1917 г. и началом Второй мировой войны: «За этот период была создана сеть государственных противотуберкулезных учреждений, увеличилось число специалистов, были разработаны и внедрены новые формы и методы борьбы с туберкулезом».

В 1918 г. создан Народный Комиссариат по Здравоохранению, который начал принимать согласованные меры по лечению и профилактике туберкулеза. К 1936 г. в противотуберкулезных диспансерах и санаториях работали 27 000 врачей, прошедших специальную подготовку. Как и в Европе, в 20-е годы заболеваемость туберкулезом в России начала снижаться. Тем временем, сеть противотуберкулезных учреждений в СССР продолжала расширяться. Главную роль играли диспансеры. Число противотуберкулезных диспансеров и пунктов быстро увеличилось с 43 до 1 048 с 1914 по 1941 гг. Эти учреждения обслуживали всех больных, независимо от возраста, и занимались диагностикой и лечением туберкулеза, а также санитарно-просветительской и профилактической работой. До появления антибиотиков противотуберкулезные мероприятия сводились к выявлению случаев активного туберкулеза среди населения, улучшению питания, санаторному и хирургическому лечению.

Начиная с 1925 г., с появлением вакцины БЦЖ важное место в борьбе с туберкулезом в СССР заняла вакцинация. Система борьбы с туберкулезом охватила и другие советские республики. Одновременно с созданием и расширением сети противотуберкулезных учреждений проходила подготовка специалистов. Во многих научно-исследовательских институтах туберкулеза началась подготовка врачей, и к концу 30-х г.г .ежегодно выпускали 500 фтизиатров.

К 1931 г. в таких крупных городах, как Москва и Ленинград, смертность от туберкулеза легких снизилась вдвое. К моменту вступления СССР во вторую мировую войну в стране было 1 687 противотуберкулезныхдиспансеров,100 000 коек для больных туберкулезом, 18 научно-исследовательских центров (Лапина); для обслуживания этой категории больных было подготовлено 3 800 специалистов. По сравнению с 1913 г., в 1941 г. смертность от туберкулеза в СССР снизилась на 60% — до 80:100 000.

В ходе Второй мировой войны, 2-го периода по классификации Лапиной, риск туберкулеза возрос из-за войны как таковой, голода, разрушенной системы здравоохранения и громадной новой волны заболеваемости, в силу тогдашних обстоятельств недостаточно подтвержденной цифрами. Война нанесла существенный урон системе борьбы с туберкулезом в СССР: к 1944 г. по всей стране уцелело только 285 санаториев и менее 25 000 коек для больных туберкулезом. Несмотря на эти потери, с окончанием войны борьба с туберкулезом в СССР неуклонно продолжалась. Хотя заболеваемость туберкулезом была значительно выше, чем в Западной Европе, и заметно колебалась в разных регионах, уже к 1950 г. этот показатель по России составлял менее 100:100 000.

С окончанием войны совпало появление противотуберкулезных препаратов, поэтому заболеваемость туберкулезом снижалась ускоренными темпами; кроме того, в СССР была создана еще более обширная сеть противотуберкулезных учреждений. За этот период, — 3-й по классификации Лапиной, — «в СССР создана мощная материально-техническая база для борьбы с туберкулезом». Между 1950 и 1955 гг. число специалистов, противотуберкулезных кабинетов и стационаров увеличилось на 60% в городах и на 72% в сельской местности. Число детей и подростков, ежегодно вакцинированных БЦЖ, возросло с 3 миллионов в 1950 г. до 13,5 миллионов в 1959 г.

К 1957 г. было вакцинировано БЦЖ около 130 миллионов человек. Если в 1950 г. на туберкулез было обследовано 4,5 миллиона, к 1958 г. эта цифра увеличилась до 59,4 миллионов. Заболеваемость и смертность от туберкулеза постоянно снижались. В 1958 г. Маевский сообщил, что за последние 15 лет смертность от туберкулеза упала на 75%. К 1961 г. руководитель службы по борьбе с туберкулезом в СССР доложил, что «Советский Союз достиг больших успехов в борьбе с туберкулезом. Каждый год эпидемиологи предоставляют нам доказательства, что заболеваемость туберкулезом снижается. По сравнению с 50-ми годами, в 60-х заболеваемость городского населения снизилась вдвое, а смертность — в 3,5 раза. Особенно быстро эти показатели снижаются среди детей и подростков».

К 1969 г. в СССР насчитывалось «около 6 000 противотуберкулезных диспансеров, в том числе 1 800 крупных и независимых, 450 000 коек в диспансерах и санаториях и 20 000 фтизиатров». Массовые обследования с использованием флюорографии выявляли большое число больных, у которых позже был подтвержден диагноз туберкулеза легких. К концу 60-х гг. в СССР ежегодно вакцинировали и ревакцинировали 16 миллионов человек.

Поскольку подготовка специалистов проводилась централизованно, большинство фтизиатров придерживалось схожих взглядов на теорию и практику. Хотя хирургическому лечению в Советском Союзе уделяли более важную роль, чем в Европе, основным методом была комбинированная химиотерапия. Производство и распределение препаратов тоже было централизованным: к 1950 г. в Советском Союзе начали производить стрептомицин и другие препараты первого ряда. Туберкулез, как и другие болезни, лечили бесплатно за счет государства. К 60-м годам советские фтизиатры активно участвовали в мероприятиях ВОЗ по борьбе с туберкулезом и помогали развивающимся странам в организации специальных программ.

В начале 70-х гг. советское правительство продолжало вкладывать значительные средства в противотуберкулезные учреждения, в подготовку и отбор медицинского персонала и производство противотуберкулезных препаратов. Хотя советская системы борьбы с туберкулезом — вертикальная, ориентированная на стационарное лечение и нестандартизованные терапевтические режимы и вспомогательные хирургические методы в отдельных случаях — считалась дорогостоящей и громоздкой, тем не менее, она позволяла излечить большую долю больных. После появления химиотерапии в большинстве отчетов упоминалась высокая эффективность — 75—85% излечения. В послевоенные годы туберкулез в России оставался более распространенным, чем в промышленно-развитых западных странах, однако заболеваемость снижалась так же, как в Европе и Северной Америке. Согласно отчетам, с 1939 по 1955 гг. заболеваемость туберкулезом снизилась в городах.

С1950 по 1969 гг. по официальным оценкам смертность от туберкулеза в СССР снизилась в 6,5 раз, а в отдельных районах — даже в 10 раз. Между 1950 и 1989 гг. заболеваемость снизилась в 10,5 раз среди городского населения.

За период с 1975 по 1990 гг. число первичных случаев в СССР уменьшилось в среднем на 33%, а в таких западных республиках, как Молдавия и Белоруссия, — более чем на 50%. В Прибалтийских республиках и самых богатых западных областях России заболеваемость туберкулезом практически не отличалась от показателей Франции. Все больше распространялась точка зрения, что при массовых обследованиях первичные случаи выявлялись гораздо реже; нечастым, по крайней мере в России, стал туберкулез у детей. Хотя туберкулез продолжал оставался распространенным диагнозом в Казахстане и Сибири, даже самая строгая переоценка советской эпидемиологии подтверждает неуклонное снижение заболеваемости за этот период: «В целом, — отмечают Raviglione и соавт., — бывшем СССР заболеваемость туберкулезом снизилась в 10,5 раз среди городского населения и в 3,1 раза среди сельского с 1950 по 1989 гг.»].

источник

Что бывает, когда двадцатилетняя студентка журфака внезапно узнаёт, что у неё туберкулёз

Текст: Нина Назарова

Болеть в России не только страшно, но порой и стыдно — ряд диагнозов окружён стигмой такой силы, что вызывает у окружающих, включая и некоторых врачей, смесь ужаса и презрения. И если об одном из таких заболеваний — ВИЧ — постепенно начинают говорить более человечно и менее антинаучно, то о туберкулёзе, кажется, не говорят совсем. Смертельная чахотка из классики русской литературы, болезнь бездомных и заключённых — вот примерно всё, что о нём принято знать. Мало кто подозревает, что в 2016 году это буквально может случиться с каждым: дремлющей формой заболевания в мире заражён каждый третий, а в России — практически каждый первый. Нина Назарова поговорила с людьми, перенёсшими заболевание, и врачами о том, как лечат от туберкулёза в России, а также разобралась в масштабах и причинах проблемы.

Из своего третьего курса Ксении Щениной запомнилось преимущественно чувство бесконечной усталости и постоянной вины за неё: «Усталость, усталость, усталость, вставать по утрам тяжело, ощущение, что я ни с чем не справляюсь и всё из рук валится». Шёл 2008 год, Ксюше было двадцать лет. Она приехала в Москву из Хабаровска, училась в Институте журналистики и литературного творчества и вела студенческую жизнь в её классически-романтическом изводе: концерты «Белой гвардии», любовь, встречи с сетевыми друзьями, первые публикации в Time Out и на «Звуках.ру».

К врачам не ходила — никаких других симптомов не было, поэтому своё состояние Ксюша списывала на собственный характер и всё время ругала себя: «Вот же я ленивая». До врачей добралась, только когда приехала домой на летние каникулы и ближе к отъезду решила обследоваться в родной районной поликлинике на год вперёд. Терапевт выдала направление на анализы, отправила к кардиологу и на флюорографию.

Но когда пришло время получать в регистратуре результаты флюорографии, Ксюше их почему-то не дали и отправили к врачу. В кабинете состоялся такой диалог:

— Какая, говоришь, фамилия? А-а, так это вы!

— Пришли наконец? И где вас носило два года?

Быстро выяснилось, что, когда Ксюша в 2006 году после первого курса приезжала на лето домой и в рамках дежурного похода по врачам сделала флюорографию, а потом улетела обратно учиться, не забрав результаты, на снимке уже были очевидны характерные для туберкулёза изменения. На резонный вопрос, почему никак об этом не сообщили, врач ответила, что вроде как звонили домой. Действительно, припомнила мама, за пару месяцев до того звонили из поликлиники и сказали: «У вашей дочери что-то там с лёгкими, пусть, когда будет в Хабаровске, зайдёт». Мама в точности передала послание Ксюше: «Что-то там с лёгкими, приедешь на каникулах домой, зайди».

Шёл конец августа, были куплены обратные билеты в Москву, через неделю начинался четвёртый курс. Терапевт объявила: «Если повезёт, уложитесь в год. Завтра с утра с талончиком к пульмонологу». — «У меня утром дела, можно я попозже приду?» — «У тебя лёгкие разлагаются, какие дела?!» Тут Ксюша тихо протянула «А-а-ааа» и вышла. «Никаких брошюр, никаких объяснений, лечится это или не лечится, к чему мне готовиться, что это за болезнь великих русских писателей».

«Дремлющей» туберкулёзной бактерией, по данным ВОЗ, инфицирована треть населения планеты. Российские врачи называют цифру куда более впечатляющую — носителями палочки Коха являются от 70 % до 99 % жителей страны. Но, несмотря на разительный контраст в цифрах, разница до поры до времени небольшая: человек заболевает, только если бактерии переходят в активную стадию — это может произойти, когда резко падает иммунитет. Пока иммунитет в порядке, человек, даже будучи носителем бактерий, здоров и не способен заразить окружающих.

От туберкулёза умирают. Но умирают, если болезнь запущена или человек по каким-то причинам не лечится — вовремя замеченный туберкулёз практически стопроцентно излечим. Плохие новости заключаются в том, что если онкология и ВИЧ хотя бы отчасти на слуху и о необходимости профилактики и регулярных тестов напоминают и активисты, и СМИ, туберкулёза в нынешнем информационном поле практически нет, а значит, и заметить его на ранних стадиях не так-то просто. Помимо «великих русских писателей» болезнь ассоциируется с «чахоточными барышнями», а также с маргинальными и деклассированными элементами — например, бездомными или заключёнными.

«У мамы был шок, когда она услышала мой диагноз — ведь есть же стереотип, что это болезнь алкоголиков, наркоманов и неблагополучных семей»

Мало кто знает, что заболевают чаще всего люди в возрасте 18–44 года, а пик приходится на 25–34 года среди женщин и 35–44 года среди мужчин. Когда Маше в восемнадцать лет после долгого лечения от пневмонии поставили диагноз «туберкулёз», её семье настолько было сложно в это поверить, что вместе с матерью она поехала в Москву в Центральный НИИ туберкулёза на Яузе — за подтверждением. Имя «Маша» ненастоящее. Аккаунты во «ВКонтакте» и в скайпе, через которые мы общаемся, — тоже, зарегистрированы они на вымышленное имя. Разговор идёт без видео и каких-либо личных подробностей — девушка не называет даже свой родной город. Начало болезни у Маши похоже на историю Ксении: «Месяца четыре я чувствовала себя слабее обычного, но списывала на то, что зима, что я полгода назад вышла на работу, вот и устаю с непривычки. Была долгая простуда, думала весной попить витаминчики. С подружками разговаривала, те в ответ: „Ой, я тоже устаю“».

Маша давно здорова, она поступила в университет и вышла замуж, но о нескольких годах, проведённых в тубдиспансере, не знает никто из её нынешнего окружения, за исключением родителей и мужа — социальная стигма туберкулёза такова, что рассказывать страшно и стыдно. «У мамы был шок, когда она услышала мой диагноз — ведь есть же стереотип, что это болезнь алкоголиков, наркоманов и неблагополучных семей. А у нас благополучный интеллигентный дом, собственный бизнес. Откуда?» Только заболев, Маша не делала из этого секрета, но, пообщавшись с людьми в больнице, очень испугалась: «От одной девушки даже брат отвернулся: не звони, не пиши мне больше — до такой степени».

А главное, представление о симптомах болезни остались там же, на уровне романов Тургенева, Достоевского и Лидии Чарской. Но знакомые по классической литературе симптомы вроде кровавой мокроты появляются на поздних стадиях. На деле признаки у туберкулёза следующие. Хроническая усталость, раздражительность, потливость, незначительно повышается температура — до 37,2–37,5, при этом её легко переносить на ногах: озноба не бывает. И никакого кровавого кашля. А часто даже самого обычного кашля. В большинстве случаев людям с начальной стадией туберкулёза просто не приходит в голову, что с ними происходит что-то ненормальное: желание поспать, снижение работоспособности, разговоры «надо бы в отпуск», «что-то я устал» списываются на напряжённость современной жизни. Среди пациентов тубдиспансеров ходит шутка: «Если вам показалось, что близкий человек вдруг стал вести себя как последний м… , отправьте его на флюорографию, возможно, у него туберкулёз».

В России туберкулёз официально признан болезнью «социально значимой» — это значит, что лечат его в обязательном порядке и бесплатно. Проходит всё в специализированных учреждениях — туберкулёзных диспансерах: врачи назначают анализы и лечение и прикрепляют к стационару.

Туберкулёзный диспансер в Хабаровске, в который попала Ксюша, выглядел в точности как демотиваторы о состоянии российской медицины: палата на семь коек, ржавые трубы и спинки кроватей, протёртый до бетона линолеум. Тараканы ползали по книгам и в самом прямом смысле слова падали на голову.

Но куда сильнее бытовых условий Ксюше запомнилось чувство растерянности первых недель. Вопросов было бесконечное количество: что говорит тот или иной анализ, чем её диагноз отличается от похожего у соседки по палате, зачем нужна вот эта процедура, как устроено лечение и что будет. При этом на все вопросы медперсонал отвечал примерно так:

— А побочные эффекты у таблеток есть?

— А вы думали, в сказку попали? У нас тут не конфетки.

Атмосфера была гнетущей, соседки по палате пересказывали страсти-ужасти и пугали друг друга операциями: «Ходила байка, что после операции все обязательно умирают, никто дольше пяти лет не живёт».

Туберкулёз лечат химиотерапией — антибиотиками. Самый лучший вариант, на который можно рассчитывать, — это шесть месяцев. Два месяца усиленный режим антибиотиков, четыре — поддерживающий. Это если болезнь отловили в самом начале развития. Лечение чаще всего идет в стационаре — по часам выстраивается очередь к медсестре, и все под наблюдением пьют таблетки: «Такого парада больше нигде не увидишь: стоят в ряд двадцать человек, закидываются и пьют, закидываются и пьют». Таблеток набирается внушительная горка: в зависимости от формы болезни их принимают от 12 до 22 штук в день — за четыре месяца у Ксюши набежало 1320 выпитых «колёс». Самое страшное, что может сделать человек, болеющий туберкулёзом, — устроить даже минимальный пропуск в лечении: устойчивость к антибиотикам развивается очень быстро и туберкулёз из чувствительной к лекарствам формы легко мутирует в стадию «множественной лекарственной устойчивости». Такой туберкулёз тоже лечится, но препараты, требующиеся для его излечения, менее доступны и токсичнее для организма. По приказу Минздрава лечение лекарственно устойчивых форм туберкулёза строго контролируемо, вплоть до того, что медсестра имеет право попросить пациента открыть рот и вытянуть язык в подтверждение того, что таблетки он действительно проглотил. Такая строгость связана с тем, что при этом типе туберкулёза другим людям могут передаваться бактерии, уже устойчивые к антибиотикам.

Заразность, или, говоря медицинским языком, эпидемиологическая опасность туберкулёза, при этом никак с лекарственной устойчивостью не связана, а зависит от объёма поражения лёгочной ткани и доступа этих повреждённых масс к бронхам. В обиходе это называется открытой или закрытой формой, у врачей — бактериовыделением; оно бывает скудным, умеренным и обильным. Пациенты с активным бактериовыделением подлежат обязательной изоляции в диспансерах, а все остальные — нет, и нет никаких оснований от них шарахаться: контакт с человеком с закрытой формой туберкулёза при условии стабильного иммунитета ничем не опасен.

Если кто-то норовил сбежать домой, лечащий врач вызывала человека к себе
в кабинет и доставала увесистую папку
с картами недавно умерших пациентов

Если туберкулёзный процесс не рассасывается до конца, остаточные изменения убирают операцией. Это происходит приблизительно в половине случаев и служит гарантией полного излечения — человек после операции ничем не отличается от людей, с туберкулёзом никогда не сталкивавшихся.

Для большинства пациентов психологически самое сложное — смириться с тем, что лечение может тянуться очень медленно и осложняться рецидивами. «Меня выписали через полгода, — рассказывает Маша. — У меня тогда была любовь, хотелось забыть диспансер как страшный сон. А нервничала я очень сильно — переживания юной влюблённой девочки — и в сентябре стала себя опять плохо чувствовать, случился рецидив. У меня такой страх: опять надо лежать в больнице, опять больнючие процедуры, в общем, никуда не поеду. Стала искать альтернативные методы лечения: массаж, гимнастика цигун — готова была поверить во что угодно. В итоге спустя три месяца меня, зелёного цвета, привезли в больницу, и врачи сказали, что процесс пошел на второе лёгкое, теперь нужна операция. Очень злились на меня, что затянула».

Разъяснительная работа и убеждения пациентов в необходимости продолжать лечение по факту ложится на плечи докторов. Лечащий врач в отделении хабаровского диспансера, где лежала Ксюша, в таких случаях действовала «молча и жёстко»: если кто-то норовил сбежать домой или пропускал приём препаратов, она вызывала человека к себе в кабинет и доставала увесистую папку с картами недавно умерших пациентов — отдельно в ней были собраны молодые женщины младше тридцати лет. Тактика, как правило, срабатывала, но только увеличивала царившие в отделении страх и растерянность.

Что делают люди в XXI веке, когда ощущают нехватку информации? Ищут её в интернете. Толковых и понятных неспециалисту статей не было, но в целом Ксения составила кое-какое представление о том, что с ней происходит. Поэтому, когда после двух месяцев лечения врач вдруг объявила, что необходимо идти на операцию, она запротестовала — ей показалось, что медики из равнодушия просто хотят от неё избавиться: «Я читала в интернете, что раз одни таблетки не помогают, назначают другие. Ну так же написано! Тонкостей не понимаешь. Думала, она назначит какие-то ещё таблетки, которые должны помочь. Они же не объясняют ничего». Вдобавок по отделению ходили жутковатые слухи, что хирургам за каждого прооперированного доплачивают. Сказала папе: обижают. Папа приехал разбираться. Врач пожала плечами и продлила курс антибиотиков на два месяца. Недоверие врачу Ксения вспоминает сейчас как самую роковую ошибку в своей жизни. За два месяца распады в её лёгких увеличились в три раза. Требовалась уже не одна операция, а две. В тот момент Ксюше стало по-настоящему страшно.

Об операциях Ксюша говорит смущённой скороговоркой: «Пятирёберная торакопластика и резекция», — посматривая за моей реакцией — не испугаюсь ли я?

Это значит: удалили фрагменты пяти рёбер и отрезали часть лёгкого.

В абсолютных цифрах, по данным Роспотребнадзора, в 2015 году в России было зарегистрировано 77 тысяч новых случаев болезни, в 2014 — 78 тысяч. Считаются именно только что выявленные случаи: если человеку поставили диагноз в предыдущем году, в статистику он уже не попадает, даже если продолжает болеть, поэтому в реальности людей, борющихся с туберкулёзом, в несколько раз больше. Самая высокая заболеваемость — на Дальнем Востоке, в Сибири и на Урале. Но статистика эта обнадёживающая: сейчас в России с туберкулёзом дела обстоят значительно лучше, чем в середине 2000-х годов, когда в год ставилось до 120 тысяч новых диагнозов. За последние пять лет был введён в оборот тест, позволяющий за два часа выяснить, какая именно у человека форма туберкулёза, чувствительная к лекарствам или резистентная к ним, — а значит, куда быстрее можно подобрать необходимое лечение. Новые режимы химиотерапии значительно усилили эффективность выздоровления лекарственно устойчивого контингента. Одним словом, ситуация медленно, но улучшалась. Вплоть до начала 2016 года.

Основной фактор развития туберкулёза (если речь не идёт о контакте с больным с открытой формой) — ослабленный иммунитет. Упасть иммунитет может по самым разным причинам: из-за сильного стресса (развод, переезд, увольнение с работы или поступление в университет), из-за диет или бестолкового питания, из-за хронического недосыпа, переработок, алкоголя. Но есть как минимум одно состояние, когда иммунная система падает гарантированно, — это ВИЧ. По данным ВОЗ, вероятность развития туберкулёза у людей с ВИЧ в 20–30 раз превышает аналогичный показатель среди неинфицированных людей.

По данным ВОЗ, вероятность развития туберкулёза у людей с ВИЧ в 20–30 раз превышает аналогичный показатель среди неинфицированных людей

В июле 2016 года ООН признала Россию эпицентром мировой эпидемии ВИЧ. Одновременно российским регионам до 30 % сократили финансирование препаратов для ВИЧ-инфицированных. Заместитель директора по медицинской части одного из туберкулёзных диспансеров Кемеровской области Марина М. (фамилия не указана по причинам, объяснённым ниже) рассказывает о том, что за последние полгода произошёл исключительно резкий скачок заболеваемости туберкулёзом как раз среди ВИЧ-положительных людей.

Проблема прежде всего спровоцирована дефицитом антиретровирусной терапии в начале 2016 года — связь прослеживается чётко. В регионах не хватает денег на закупку препаратов, плюс в рамках импортозамещения стали давать препараты российского производства: «У пациентов с тяжёлой стадией ВИЧ-инфекции, которые раньше нормально принимали терапию, сейчас настолько токсичные реакции на российские препараты, что приходится отменять и противотуберкулёзную терапию — люди оказываются неспособны воспринимать любые виды таблеток». Без подавления ВИЧ-инфекции туберкулёз излечить практически невозможно, но сделать ни Марина, ни её коллеги ровным счётом ничего не могут — проблема не решается на уровне противотуберкулёзных служб: «Видимо, в СПИД-центрах имеется дефицит с препаратами, и это большая проблема, на которую мы не можем повлиять. Так что у нас просто беда». О проблемах в коммуникации «пациент — СПИД-центр — туберкулёзный стационар» говорят и другие эксперты в области коинфекции ВИЧ и туберкулёза.

Для людей с ВИЧ-ассоциированным туберкулёзом необходимы специализированные клиники и отделения, но несмотря на приказы Минздрава, за пределами Москвы и Петербурга их практически нет. В идеале всем ВИЧ-инфицированным с определённого момента необходимо принимать профилактические препараты, чтобы предотвратить развитие туберкулёза. Но не все принимают профилактику, не все состоят на учёте, не все в принципе знают об этом — информации нет.

Подготовку к хирургии, сами операции и реабилитацию, затянувшуюся на полтора года, Ксения помнит как в тумане: «Мне было двадцать, а потом стало двадцать три». При операции повредили нерв в правой руке. Дикие боли, два месяца не дававшие спать, временная степень инвалидности. Возвращение в обычный мир она отсчитывает с поездки на Алтай в санаторий: «Как будто из ссылки попала в жизнь: пять дней ехала на поезде по степи и читала „Игру престолов“».

Очень рано, ещё только попав в тубдиспансер, Ксюша с изумлением осознала, что она была там не только единственной студенткой из Москвы, но и единственной жительницей Хабаровска — её соседки собрались со всего края, а заодно из Амурской и Еврейской автономной областей: «Люди рассуждали о материях, совершенно мне чуждых: что подорожал корм для коров и как лучше точить косы». Соседкой по койке в хирургическом отделении была женщина из приамурского народа ульчи — их в мире осталось меньше трёх тысяч человек: «Очень тихая, спокойная-спокойная. Она была из тайги, куда добраться можно лишь в течение одного сезона и за большие деньги, и поэтому так и прожила целый год в палате на десять человек. У нас разговоры были, как в японском кино. Как-то раз на меня странно подействовало обезболивающее, и я словила бэд трип — гипертонус мышц, жутчайшая паника, я сквозь слёзы спрашивала, как она согласилась на вторую операцию. „Мне есть, ради чего терпеть“. И я подумала: какие все люди разные. И её историю мне захотелось сохранить».

Записывать чужие истории, пусть и отрывочно, Ксения начала почти сразу. У неё были проблемы с принятием собственных эмоций во время болезни: «Человек, который болеет, превращается в мудака. Полнейшего. Люди просто не знают, как с тобой разговаривать. Я не выносила, когда меня жалели, — сразу шла злость в ответ. Тогда одна моя подруга решила делать вид, что ничего не происходит, что в наших отношениях ничего не изменилось. А у меня в ответ снова ярость — как ничего не изменилось?! Я же умираю!» И, словно по контрасту, тем настойчивее она интересовалась эмоциями и историями других. Когда-нибудь потом, мечталось ей, она напишет книгу а-ля Светлана Алексиевич и назовёт её «Туберкулёз. Истории людей».

А потом Ксения выздоровела окончательно и снова стала смешливой кудрявой девицей — разве что с твёрдым намерением изменить мир к лучшему. Вернулась в Москву в 2011 году, восстановилась на журфаке. Написала диплом «Туберкулёз — социальная болезнь?» о том, как заболевание изображают в СМИ. Завела один блог, затем второй. Параллельно писала во все организации, так или иначе связанные с туберкулёзом: «Здравствуйте, я очень хочу что-нибудь делать, используйте меня как-нибудь». В 2013 году Ксюше предложили стать администратором полузаброшенной тематической группы во «ВКонтакте». Первым делом она сменила старое название, звучавшее как «Туберкулёз-микроубийца», на «Туберкулёз: поддержка и ответы» (https://vk.com/hopetb) и добавила слоган «Болеть — на стыдно!».

Ксюше двадцать восемь. За три года она создала поддерживающее сообщество для людей с диагнозом, которого в сознании обывателя как будто нет

Там Ксения решила наладить всё, чего ей самой не хватало во время лечения: возможность доверительного общения и комментарии уже вылечившихся людей, способных поддержать и поделиться опытом. Полезные ссылки на форумы и база данных врачей. Поначалу приходилось отдуваться за всех — доходило до курьёзов: «Бывало, еду в метро, а мне в личные сообщения в панике пишет совершенно незнакомый человек, только что узнавший диагноз. А я же не психолог! Но я придумала формулу: „Всё нормально, организм адаптируется. В течение двух недель паника, скорее всего, пройдёт“. Срок я, конечно, с потолка взяла. Но когда человек слышит, что его реакция нормальна, часто его действительно через две недели отпускает».

Сейчас в группе консультируют два врача-фтизиатра, детский фтизиатр, юрист (отвечает на вопросы людей, которых заставляют выйти с недолеченным туберкулёзом на работу или пытаются уволить после выздоровления) и даже психолог, тоже перенёсшая туберкулёз. Есть брошюра с популярными вопросами и ответами. Группу Ксения проверяет ежедневно, если вопросы стандартные, отвечает сама, если что-то серьёзное или срочное — пишет смс врачам с просьбой оперативно откликнуться.

Это удивительный мир, где анонимна добрая половина участников. Даже врач-фтизиатр Марина М. консультирует под вымышленным именем — по её словам, для того чтобы давать объективную оценку работе коллег: «Бывает, что я критикую неправильные назначения или игнорирование проблем пациентов и не хочу, чтобы мне на работу потом кто-то с претензиями звонил». Марина, как и Ксения, перенесла туберкулёз сама и тратит своё время добровольно и бесплатно: «Кому-то нужно услышать второе мнение, кого-то направить в НИИ, кого-то отговорить от нетрадиционных способов лечения. Кто-то вообще пишет из деревень, где один фельдшер на сотни километров и нельзя квалифицированную помощь получить».

В группе числится всего тысяча участников, но читают её каждый месяц больше двадцать тысяч человек из России, Украины и Туркменистана. Все эти люди страшатся не только писать в группу под своим именем, но и просто добавить страницу в избранное: боятся, что их друзья и близкие запаникуют от самого слова «туберкулёз».

И в какой-то момент у Ксении в голове всё сложилось: нужно создать отдельный красивый сайт, где будут собраны и реальные истории людей, и всеобъемлющая медицинская информация. Так, чтобы каждую рубрику представлял живой человек: «Привет, меня зовут Миша/Саша/Паша, по профессии я тот-то, я болел такой-то формой туберкулёза и всё об этом знаю», — и можно было прочесть его историю выздоровления. Так, чтобы дальше шёл медицинский раздел, который представляет герой. Так, чтобы информация была проверенной и изложена доступным языком. Так, чтобы можно было задать вопрос и получить квалифицированный ответ. Есть только одна проблема — для того чтобы сделать такой сайт, нужны деньги, время и силы. Или как минимум деньги. А их, в общем, нет.

Ксюше двадцать восемь. За три года она параллельно с магистратурой, работой и частной жизнью создала полноценное поддерживающее сообщество для людей с диагнозом, которого в сознании обывателя как будто нет. Ксюша восторженная и открытая (помимо прочего, она зарабатывает на жизнь расшифровкой интервью для разных изданий — и первый вопрос, который она задала во время знакомства, звучал так: «Я столько раз слышала ваш голос, что вы мне кажетесь родным человеком, можно я вас обниму?»). Она легко смущается. Она мучительно требовательна к самой себе. Она называет себя эмоциональным наркоманом: «Я очень много могу сделать, если получаю обратную связь». Ксюша очень хочет сделать так, чтобы о туберкулёзе в России знали все, никто его не боялся и все получали квалифицированную помощь и поддержку. И она очень расстраивается, что это пока не получилось: «Иногда я думаю: вдруг всё дело в том, что просто это я ленивая?»

источник

Понравилась статья? Поделить с друзьями: