Аутоантитела к белку s 100

Белки s100 представляют собой семейство низкомолекулярных тканеспецифичных кальций-связывающих протеинов модуляторного действия, принимающих участие во многих физиологических процессах организма. Название характеризует способность соединений этой группы полностью растворяться в 100%-ном растворе сульфата аммония при нейтральных значениях pH.

В настоящее время известно 25 представителей этого семейства, которые характерны для разных тканей. Данная особенность говорит о том, что мозгоспецифические белки s100 — это протеины, присутствующие в клетках головного мозга и принимающие участие в нейрофизиологических процессах.

Первый s100-протеин был выделен в 1965 году из бычьего мозга учеными Муром и Грегором. В дальнейшем белки этого семейства были найдены у млекопитающих, птиц, рептилий и человека. Изначально считалось, что s100 присутствует только в нервной ткани, но с развитием иммунологических методов протеины данной группы стали обнаруживать и в других органах.

Белки семейства s100 присутствуют только у позвоночных животных и у человека. 15 из 25 протеинов этой группы являются мозгоспецифическими, большая часть которых вырабатывается астроглиальными клетками ЦНС, однако некоторая доля присутствует и в нейронах.

Установлено, что 90% всей фракции s100 в организме растворено в цитоплазме клеток, 0,5% локализовано в ядре и 5-7% связано с мембранами. Небольшая часть протеина содержится во внеклеточном пространстве, в том числе в крови и спинномозговой жидкости.

Протеин группы s100 присутствует во многих органах (кожа, печень, сердце, селезенка и др.), но в головном мозге его в сто тысяч раз больше. Самая высокая концентрация наблюдается в мозжечке. Белок s100 также активно вырабатывается в меланоцитах (клетках кожной опухоли). Это стало причиной использования данного соединения в качестве маркера тканей эктодермального происхождения.

Химически белки s100 представляют собой димеры с молекулярной массой 10-12 дальтон. Эти протеины имеют кислую природу, поскольку содержат большое количество (до 30%) остатков глутаминовой и аспарагиновой аминокислот. В состав молекул s100 не входят фосфаты, углеводы и липиды. Эти белки выдерживают нагревание до 60 градусов.

По структуре все представители семейства s100 являются глобулярными белками. В состав одной димерной молекулы входит 2 полипептида (альфа и бета), соединенные друг с другом нековалентными связями.

Большинство представителей семейства являются гомодимерами, образованными двумя одинаковыми субъединицами, но встречаются и гетеродимеры. Каждый полипептид в составе молекулы s100 имеет кальций-связывающий мотив, названный EF-рукой. Он построен по типу спираль-петля-спираль.

Белок s100 содержит 4 α-спиральных сегмента, центральную шарнирную область переменной длины и два концевых вариабельных домена (N и С).

Сами по себе белки s100 не обладают ферментативной активностью. Их функционирование основано на связывании ионов кальция, которые задействованы во многих межклеточных и внутриклеточных процессах, в том числе сигнального характера. Присоединение Ca 2 + к молекуле s100 приводит к ее пространственной перестройке и открытию целевого протеин-связывающего центра, посредством которого осуществляется взаимодействие с другими протеинами.

Таким образом, s100 не относятся к белкам, основная задача которых заключается в регуляции концентрации Ca 2 + . Протеины этой группы являются сигнал-преобразующими кальций-зависимыми биологически активными модуляторами, влияющими на внутриклеточные и внеклеточные процессы через связывание с белками-мишенями. В качестве последних могут выступать и нейромедиаторы, с чем связано влияние s100 на передачу нервных импульсов.

В настоящее время выявлено, что в роли регуляторов для некоторых s100 вместо Ca 2 + выступают ионы цинка и/или меди. Присоединение последних может как непосредственно влиять на активность протеина, так и изменять его сродство к кальцию.

Полноценной картины биологической роли мозгоспецифических белков s100 в организме пока не существует. Тем не менее выявлено участие протеинов этой группы в таких процессах:

  • регуляция метаболических реакций нервной ткани;
  • репликация ДНК;
  • экспрессия генетической информации;
  • пролиферация глиальных клеток;
  • защита от оксидативного (связанного с кислородом) повреждения клеток;
  • дифференцировка незрелых нейронов;
  • гибель нейронов через апоптоз;
  • динамика цитоскелета;
  • фосфорилирование и секреция;
  • передача нервного импульса;
  • регуляция клеточного цикла.

В зависимости от разновидности и места локализации мозгоспецифические протеины s100 могут оказывать как внутриклеточные, так и внеклеточные воздействия. Эффект некоторых белков зависит от концентрации. Так, широко известный белок s100B при нормальном содержании проявляет нейротрофическую активность, а при повышенном — нейротоксическую.

Внеклеточные мозгоспецифичные протеины s100 могут участвовать в воспалительных реакциях, регулировать дифференцировку глии и нейронов, а также запускать апоптоз (программируемую смерть клеток). Важность s100 была доказана в эксперименте in vitro, в котором нейроны не выживали без присутствия этого белка.

Диагностическое значение s100 основано на связи его концентрации в сыворотке крови (или спинномозговой жидкости) с патологиями ЦНС и онкологическими заболеваниями. Установлено, что при повреждении глиальных клеток этот белок выходит в экстрацеллюлярное пространство, откуда поступает в спинномозговую жидкость и далее — в кровь. Таким образом, на основании повышения концентрации s100 в сыворотке можно сделать вывод о ряде патологий головного мозга. Связь между содержанием этого белка в крови и заболеваниями ЦНС была подтверждена экспериментально.

К повышению концентрации s100 во внеклеточных жидкостях приводят не только из-за разрушения клеточных преград синтезирующих этот белок клеток. Первой реакцией на многие патологии мозга является так называемый глиальный ответ, частью которого является увеличение интенсивности секреции s100 астроцитами. Увеличение содержания этого белка в крови может так же свидетельствовать о нарушении гематоэнцефалического барьера.

Контроль уровня s100 позволяет оценить степень повреждения мозга, что имеет большое значение в медицинском прогнозировании. Диагностическая связь между количеством этого протеина и нейропатологией напоминает корреляцию концентрации с-реактивного белка с системным воспалением.

В качестве онкомаркера белок s100 начали использовать в начале 1980-х. В настоящее время этот метод является эффективным для раннего выявления рака, рецидивов или метастаз. Наиболее часто s100 применяют в диагностике меланомы или нейробластомы.

Необходимо различать, когда анализ на этот белок проводят для определения патологий ЦНС или других болезней, а когда — для выявления рака. Если ориентировка идет именно на онкомаркер, расшифровка белка s100 должна учитывать и другие возможные причины повышения концентрации исследуемого вещества в крови. При интерпретации результатов обязательно обращают внимание на метод анализа, поскольку от него зависят границы референсного интервала (показателей нормы).

Основной недостаток маркера s100 заключается в его низкой селективности, поскольку повышение концентрации этого белка в крови и СМЖ может быть связано со многими патологиями, не обязательно раковой природы. Поэтому нельзя предавать протеину s100 определяющее диагностическое значение. Тем не менее этот белок прекрасно зарекомендовал себя в качестве сопутствующего онкологического маркера.

В норме белок s100 должен присутствовать в сыворотке в количестве менее 0,105 мкг/л. Данное значение соответствует верхней границе концентрации у здорового человека. Превышение допустимого уровня (ДУ) s100 может свидетельствовать о:

  • ДЦП;
  • травме мозга;
  • развитии злокачественной меланомы (либо ее рецидиве);
  • наличии беременности;
  • нейробластоме;
  • дерматомиозите;
  • охватывающих большие площади ожогах.

Уровень белка также может повышаться при стрессе или длительном нахождении организма в зоне ультрафиолетового излучения. Концентрация в крови определяется соответствующим анализом.

Выявить присутствие s100 в сыворотке крови можно несколькими способами, включая:

  • иммунорадиометрический анализ (IRMA);
  • масс-спектроскопию;
  • вестерн-блот;
  • ELISA (иммуноферментный анализ);
  • электрохемилюминесценцию;
  • количественную ПЦР.

Все эти аналитические методы являются высокочувствительными и позволяют очень точно определить количественное содержание s100. Так как этот белок характеризуется коротким периодом полураспада (30 минут), высокая концентрация в сыворотке возможна только при постоянном поступлении из пораженных тканей.

В клинической диагностике чаще всего используют автоматизированный электрохемилюминесцентный иммунологический анализ на белок s100. Исследование сочетает использование антител к выявляемому протеину со световой маркировкой. Прибор определяет концентрацию s100 по интенсивности хемилюминесцентного излучения.

В медицине антитела к протеину s100 имеют 2 сферы практического применения:

  • диагностическую — применяют в иммунологических методах для выявления концентрации этого белка в сыворотке или СМЖ (в данном случае s100 является антигеном);
  • лечебную — введение антител в организм применяется в терапии некоторых заболеваний.

Антитела проявляют свой эффект через модулирующее воздействие на протеины s100. Известным препаратом на такой основе является «Тенотен». Антитела к s100 оказывают благоприятное воздействие на нервную систему, улучшают передачу импульса. Кроме того, такие препараты способны купировать симптоматические проявления нарушений вегетативной функции в работе пищеварительной системы.

источник

Применение антител к мозгоспецифическому белку S-100 при лечении невротических расстройств у пациентов с заболеваниями пищеварительной системы

Э.И. Мухаметшина, К.К. Яхин
ГОУ ВПО Казанский государственный медицинский университет Росздрава Контакты: Эльвира Искандеровна Мухаметшина elviradok@yandex.ru
Цель. Оценить эффективность и переносимость препарата Тенотен в отношении астенодепрессивных расстройств у больных с желчекаменной болезнью (ЖКБ) и синдромом раздраженного кишечника (СРК).
Материалы и методы. Обследованы 85 больных: 70 с верифицированным диагнозом холелитиаз и 15 — с СРК. 48 пациентам с выявленными психическими расстройствами назначался Тенотен (антитела к мозгоспецифическому белку S-100) в дозировке 1 таблетка 4 раза в сутки в течение 42 дней. Оценку психического состояния проводили на 1, 14, 28 и 42-й дни приема препарата.
Результаты. Тенотен приводит к снижению эмоционально-гиперстетических симптомов: эмоциональной лабильности, нетерпеливости, раздражительности. На фоне приема препарата редуцируется и соматовегетативная симптоматика (гипергидроз, головные боли, головокружение).
Заключение. Тенотен может быть рекомендован как самостоятельное и эффективное средство при лечении астенодепрессивных расстройств у больных гастроэнтерологического профиля.
Ключевые слова: астенодепрессивные расстройства, желчекаменная болезнь, синдром раздраженного толстого кишечника, Тенотен

Use of antibodies to brain-specific protein S-100 in the treatment of neurotic disorders in patients with digestive diseases

E.I. Mukhametshina, K.K. Yakhin
Kazan State Medical University, Kazan, Federal Agency for Health Care and Social Development of the Russian Federation, Kazan The results of an open clinical pharmacological study of antibodies to brain-specific protein S-100 (Tenotene) used in 85 patients as monotherapy suggest that tenotene may be recommended as an independent and effective drug in the treatment of asthenodepressive disorders in gastroenterological patients. Key words: tenotene, asthenodepressive disorders, cholelithiasis, irritable bowel syndrome

Проблема распространенности психических расстройств у больных с соматическими заболеваниями с каждым годом становится все более актуальной. Тенденция роста пограничных психических расстройств у больных соматического профиля обусловливает необходимость разработки эффективных методов коррекции психического статуса больных с соматическими заболеваниями [1—4]. В различных исследованиях, выполненных отечественными и зарубежными специалистами, подчеркивается рост заболеваний пищеварительного тракта. Функционирование системы органов пищеварения тесно связано с состоянием психической сферы человека. Считается, что тип людей с особой гастроинтестинальной лабильностью, у которых не только тягостное переживание, но любая (положительная или отрицательная) эмоция накладывает заметный отпечаток на функции пищеварительной системы, является довольно распространенным. При заболеваниях органов пищеварения вторичные психопатологические проявления отсутствуют лишь у 10,3% больных, у 22,1% отмечаются отдельные, фрагментарные астенические нарушения, у 67,6% — более сложные неврозоподобные состояния, в том числе расстройства депрессивного круга [1, 3—5].

Читайте также:  Тизин ксило от 2 до 6 лет

Арсенал современных терапевтических средств, используемых при лечении астенических и депрессивных состояний, весьма разнообразен [1, 6—9]. Наше внимание привлек новый препарат — Тенотен, представляющий из себя антитела к мозгоспецифическому белку S-100. Обладая ГАМ К-миметическим и нейротрофическим действием, препарат повышает активность эндогенных стресс-лимитирующих систем, способствует восстановлению процессов нейрональной пластичности и при этом не вызывает седативного, миорелаксантного, холинолитического действия. Также Тенотен оказывает анксиолитическое, антидепрессивное, ноотропное, стресс-протекторное, антиастеническое, антиамнестическое, противогипоксическое и нейропротекторное действие. Анализ механизма действия препаратов этой группы с использованием анализаторов ГАМК-А-бензодиазепин-хлор-ионофорного рецепторного комплекса показал, что в реализацию его анксиолитического эффекта также вовлекаются некоторые субъединицы системы ГАМК, которая занимает центральное место в анксиогенезе и действии известных транквилизирующих веществ [10—12].

Своеобразие неврозоподобных состояний в клинике гастроэнтерологии определяется, как показывают наблюдения, тесным слиянием психопатологических проявлений невротического регистра с симптомами основного заболевания, с характерными для данной органопатологии жалобами, которые могут иметь как соматогенное, так и функциональное происхождение (тошнота, анорексия, абдоминальные боли). Обычно эти жалобы у больных выступают на первый план. Вместе с тем фиксация этих жалоб вопреки улучшению соматических показателей, отсутствие параллелизма между субъективными и объективными данными свидетельствуют об их тенденции к психогенному закреплению.

Цель исследования — оценить эффективность и переносимость препарата Тенотен в отношении астенодепрессивных расстройств у больных с желчекаменной болезнью (ЖКБ) и синдромом раздраженного кишечника (СРК).

Материалы и методы

Нами обследованы 85 больных гастроэнтерологического отделения: 70 пациентов с верифицированным диагнозам холелитиаз и 15 — с СРК. Средний возраст в выборке составил 39,9+8 лет. Все пациенты получали необходимую лекарственную терапию в соответствии с имеющимся соматическим заболеванием: спазмолитические средства для устранения болевого симптома (дротаверин, папаверин, спазмолитин), желчегонные средства (аллохол, холензим). Для лечения СРК с преобладанием диареи использовался лоперамид.

Критериями исключения служили:

  1. возраст старше 60 лет;
  2. органические поражения центральной нервной системы;
  3. психические и поведенческие нарушения
  4. вследствие употребления психоактивных веществ;
  5. диагнозы шизофрении и умственной отсталости;
  6. наличие злокачественных образований и их
  7. метастазов;
  8. врожденные аномалии желудочно-кишечного
  9. тракта, осложняющие клиническую картину
  10. изучаемых расстройств;
  11. воспалительные заболевания кишечника, инфекционные заболевания.

Всем больным было проведено клинико-психопатологическое обследование. Использовали следующие психометрические шкалы.

  1. Шкала субъективной оценки астении (Multidimensional Fatigue Inventory, MFI-20) — состоит из 20 утверждений, отражающих разные аспекты астении.
  2. Шкала депрессии Гамильтона (Hamilton psychiatric rating scale for depression, HADRS-17) — используется для оценки тяжести депрессии в динамике. Она разработана для больных с аффективными нарушениями депрессивного типа, применяется для оценки эффективности терапии и состоит из 17 вопросов.
  3. Шкала депрессии Монтгомери — Асберга (Montgomery — Asberg Depression Rating Scale, MADRS) — предназначена для оперативной оценки тяжести депрессии и ее изменений в процессе терапии. Она была использована нами для оценки результатов лечения, а также для выявления степени тяжести депрессии. Шкала содержит всего 10 основных признаков депрессии, оцениваемых по 6-балльной системе (от 0 до 6 в соответствии с нарастанием тяжести симптома).

В результате клинико-психопатологического обследования психические расстройства пограничного уровня были выявлены у 33 человек в группе с холелитиазом, что составляет 47% обследуемых лиц с ЖКБ, и у всех 15 (100%) пациентов с диагнозом СРК. Всем 48 пациентам с выявленными психическими расстройствами назначался Тенотен (производитель ООО НПФ «Материа Медика холдинг», Россия) в дозировке 1 таблетка 4 раза в сутки в течение 42 дней. Оценку психического состояния проводили на 1, 14, 28 и 42-й дни приема препарата.

Статистическая обработка проводилась с применением пакета программ Statistica 5.5 for Windows.

Результаты и обсуждение

На первом этапе работы нами был проведен анализ психопатологической симптоматики у 48 больных с выявленными психическими нарушениями, который позволил определить основные варианты психических расстройств по ведущему синдрому.

В соответствии с критериями МКБ-10 нами были выделены следующие формы психических расстройств у больных с ЖКБ: нозогенные реакции — 11 человек, соматогенная астения — 22 человека. Для больных с нозогенными реакциями была характерна четкая взаимосвязь между манифестацией ЖКБ и психическими расстройствами. Часто у этих пациентов приступ желчной колики имитировал приступ стенокардии, больные чувствовали боль и давление, сжимание в области сердца (при кардиалгическом синдроме желчной колики) и правого бока. На первый план в жалобах больных выступала тревога, сопряженная с обостренным самонаблюдением. Для пациентов было характерно сниженное настроение с пессимистической оценкой своего будущего. Клинико-психопатологическое обследование показало, что наиболее частыми были тревожные и депрессивные проявления: чувство внутреннего напряжения (69%), снижение энергетического потенциала (71%), подавленное настроение (52%), затрудненное засыпание (63%), повышенная раздражительность (47%).

У больных с ЖКБ и соматогенной астенией симптоматика психических расстройств проявлялась постепенно, частота и выраженность астенического симптомокомплекса росла с увеличением длительности соматического заболевания и степени его тяжести. Длительность ЖКБ у обследованных больных составляла менее 1 года у 1 пациента, от 1 до 5 лет — у 10 и более 5 лет — у 11 пациентов, 2 приступа холелитиаза в год в этой группе были у 9 человек и больше — 3 раза в год — у 13. Первыми признаками астенических расстройств у этих больных, как правило, были явления физической и психической астении, общая слабость, повышенная утомляемость, снижение работоспособности и концентрации внимания, ухудшение памяти, постсомнические нарушения. Значительное место в структуре соматогенной астении занимали вегетативные расстройства, проявляющиеся лабильностью пульса (n=12), гипергидрозом конечностей (n=10), метеотропностью (n=14).

Клиническое обследование больных с функциональными нарушениями толстой кишки (СРК) показало, что соматические симптомы сочетаются у этих больных с разнообразными расстройствами невротического круга: тревожно-депрессивным (n=6), астенодепрессивным (n=5) и истеро-депрессивным синдромами (n=4). Начальные проявления болезни были связаны с протрагированными или повторными психотравмирующими обстоятельствами и выражались в эмоциональной лабильности, гиперестезии, повышенной реактивности, наличии вегетативных расстройств, а также преходящих болей в животе и расстройствах стула. Ухудшение функции кишечника усиливало беспокойство и тревогу, что приводило к формированию замкнутого круга, в котором психические и соматические факторы находятся в сложном взаимодействии.

На втором этапе исследования оценивалась динамика изменений выраженности психических расстройств у 48 пациентов, которым был назначен Тенотен.

Глубина депрессии до начала лечения по HADRS-17 составляла 12,3+1,2 балла, по шкале MADRS — 21,95+1,3 балла.

Редукция депрессивной и астенической симптоматики развивалась достаточно плавно, в первые 2 недели приема препарата. Терапевтический эффект к 14-му дню был зарегистрирован у 6 больных с диагнозом ЖКБ и у 2 — с СРК. У пациентов наблюдалось ослабление депрессивной симптоматики, уменьшались ассоциативные нарушения, начинали сглаживаться колебания настроения в течение суток, исчезало ощущение недостатка длительности сна. Клинические наблюдения подтверждались и данными обследования: по шкале HADRS-17 произошло снижение средних показателей депрессии с 12,3 балла до начала терапии до 8,4 балла через 2 недели лечения, по шкале MADRS — с 22,0 до 18,1 балла и астенических симптомов по шкале MFI-20 — с 17,4 до 17,0 балла.

Отчетливый положительный терапевтический эффект зарегистрирован к 28-му дню приема препарата. Ослабление депрессивной симптоматики наблюдалось у 25 пациентов (5 человек с диагнозом СРК и 20 — с ЖКБ): больные становились спокойнее, редуцировалась тревога, отмечался более глубокий ночной сон с заметным урежением тревожных сновидений и частых пробуждений. У 4 пациентов дезактуализировались навязчивые мысли и опасения по поводу исхода заболевания. Ослабление депрессивных симптомов отразилось на показателях шкал: оценка симптомов по шкале HADRS-17 к концу 4-й недели приема препарата равнялась 7,1+2,1 балла, по шкале MADRS — 14,5+1,6 балла.

В группе респондеров выявлено статистически значимое снижение тяжести депрессии по шкале HADRS-17 к концу исследования с 12,3 до 3,9 балла, по шкале MADRS — с 21,95 до 5,5 балла. К концу лечения наблюдалось достоверное редуцирование симптомов астении (пассивность, утомляемость, слабость) по шкале MFI-20 — с 17,4 до 8,2 балла.

Как показало проведенное исследование, Тенотен приводит к снижению эмоционально-гиперстетических симптомов: эмоциональной лабильности, нетерпеливости, раздражительности. На фоне приема препарата редуцировалась и соматовегетативная симптоматика (гипергидроз, головные боли, головокружение и т.п.). Повышение физической и интеллектуальной работоспособности, концентрации внимания, улучшение памяти, благоприятное действие на вегетативную нервную систему, снижение депрессивных проявлений астении и степени выраженности тревожности при астенических и депрессивных состояниях были продемонстрированы в других работах [12, 13], что также подтвердило результаты данного исследования.

Применение Тенотена позволило добиться хороших результатов лечения большинства (91,7%) больных с ЖКБ или СРК в сочетании с астенодепрессивными расстройствами. При назначении исследуемого препарата отмечались улучшение настроения, нормализация сна. Уменьшение симптомов психопатологических нарушений у пациентов с гастроэнтерологическими расстройствами в процессе лечения Тенотеном свидетельствует о высокой эффективности исследуемого препарата.

Таким образом, Тенотен может найти свое место в комплексной терапии больных гастроэнтерологического профиля. Комплексный подход к терапии заболеваний пищеварительного тракта позволит значительно эффективнее провести лечение, в более короткие сроки восстановить трудоспособность и улучшить качество жизни пациентов.

  1. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. М., Медицина; 2000.
  2. Краснов В.Н. Современные направления развития пограничной психиатрии. Актуальные вопросы пограничной психиатрии. Материалы Всероссийской научной конференции. СПб.; 1998. с. 7-9.
  3. Смулевич А.Б., Иванов СВ., Дробышев М.Ю. Бензодиазепины: история и современное состояние проблемы. Журн невропатол психиатр им. С.С. Корсакова 1998;98(8);4—13.
  4. Смулевич А. Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. М., Медицинское информационное агентство; 2003.
  5. Тревога и обсессии. Под ред. А.Б. Смулевича. М.; 1998.
  6. Аведисова А.С. К вопросу о зависимости к бензодиазепинам. Психиатр психофармакотер 1999;1(1):24-6.
  7. Аведисова А.С. Антиастенические препараты как терапия первого выбора при астенических расстройствах. РМЖ 2004; 12(22): 1290-2.
  8. Дробижев М.Ю. Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина; возможно ли сочетание эффективности и безопасности? Психиатр психофармакотер 2004;6(5):248—50.
  9. Мосолов С.Н. Основы психофармакотерапии. М., Восток; 1996.
  10. Воронина Т.А., Середенин СБ. Методические указания по изучению транквилизирующего (анксиолитического) действия фармакологических веществ. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ. М., Ремедиум; 2000.
  11. Штарк М.Б. Мозгоспецифические белки (антигены) и функции нейрона. М., Медицина; 1985.
  12. Эпштейн О.И., Береговой Н.А., Сорокина Н.С и др. Влияние различных разведений потенцированных антител к мозгоспецифическому белку S-100 на динамику посттетанической потенциации в переживающих срезах гиппокампа. Бюлл эксп биол мед 1999;127(3):317-20.
  13. Никольская И.Н., Гусева И.А., Близневская Е.В., Третьякова Т.В. Роль тревожных расстройств при гипертонической болезни и возможности их коррекции. Лечащий врач 2007;(3):89-90.

Читайте также:  Препарат сиднофарм показания к применению

источник

Сверхмалые дозы антител к белку S100 в терапии вегетативных расстройств и тревоги у больных с органическими и функциональными заболеваниями ЦНС

Примерно треть больных с вегетативными и тревожными нарушениями обращаются за помощью к терапевтам. Диагностика подобных состояний не вызывает трудностей в отличие от подбора терапии. Видение современными клиницистами проблемы лечения вегетативных расстройств с тревожными проявлениями основывается на комплексном подходе. С одной стороны, приоритетно использовать вегетокорректоры, но остается необходимость восстановления эмоционального состояния больных. Препараты, сочетающие в себе вегетотропный и противотревожный эффекты, часто имеют противопоказания к применению и побочные действия в виде миорелаксирующего, сомногенного эффектов. Поэтому появление нового анксиолитического препарата «Тенотен», лишенного побочных действий, является важным событием. В состав Тенотена входят сверхмалые дозы антител к мозгоспецифическому белку S100, который экспрессируется и секретируется клетками микроглии и астроцитами. Разнообразные фармакологические эффекты Тенотена включают стресс-протекторную функцию, регуляцию энергетического метаболизма нейронов, пролиферацию и дифференцировку клеток головного мозга. Экспериментально установлено, что сверхмалые дозы антител (СМД) к белку S100 обладают достаточно широким спектром психотропной, нейротропной и вегетомодулирующей активности. При этом анксиолитическое действие реализуется через ГАМК-ергический механизм (гамма-аминомасляной кислоты), т. е. Тенотен оказывает ГАМК-миметическое действие. Целью настоящего исследования явилось изучение эффективности препарата «Тенотен» в терапии психопатологической и вегетативной симптоматики и оценка его профиля безопасности.

В исследовании участвовали 40 больных, принимавших Тенотен: из них с функциональными расстройствами ЦНС (синдром вегетативной дисфункции с психовегетативными пароксизмами, головными болями напряжения (ГБН) и тревожно-депрессивным синдромом) — 16 больных; с органическими заболеваниями ЦНС в виде дисциркуляторной энцефалопатии (ДЭП) 1–2 ст. в сочетании с тревожно-депрессивным синдромом — 24 больных. Мужчин 15, женщин 25. Возраст 30–60 лет.

Контрольная группа 20 больных, из них 10 — с диагнозом ДЭП, 10 — с диагнозом ГБН в возрасте от 30 до 60 лет.

Обследование больных неврологическими и психологическими методами проводилось до и после лечения.

Все пациенты принимали препарат «Тенотен» по схеме 2 таблетки 3 раза в день на фоне базовой медикаментозной терапии (Кавинтон, Гипотиазид, Энап, Нейромультивит) и физиотерапия (иглорефлексотерапия (ИРТ), гипербарическая оксигенация (ГБО)). Курс лечения составил 4 недели.

Результаты исследования

У пациентов с головной болью напряжения определялся мышечно-тонический синдром на шейном уровне. В неврологическом статусе у пациентов с ДЭП выявлялись органическая микросимптоматика, легкий и умеренный вестибулярно-атактический синдром. При поступлении все пациенты предъявляли жалобы на головные боли (75% пациентов), головокружение (50% пациентов), шаткость, неустойчивость походки (25% пациентов), утомляемость (60% пациентов), беспокойство, тревожность (100% пациентов), плохое настроение (100% пациентов), боли в разных частях тела (75% пациентов), нарушения сна (85% пациентов), дневная сонливость (50% пациентов).

На фоне проведенного лечения препаратом «Тенотен» отмечена отчетливая редукция неврологической симптоматики и уменьшение жалоб на свое состояние — уменьшение тревожности, исчезновение головных болей, улучшение сна и общего самочувствия. У пациентов контрольной группы отмечалась менее выраженная положительная динамика.

Шкала тревоги Спилбергера–Ханина предусматривает оценку реактивной и личностной тревоги. Реактивная тревога — это состояние, возникающее в ответ на действие или событие, она не устойчива во времени и взаимосвязана с ситуацией. Во втором случае тревога как черта, свойство личности характеризуется относительно устойчивой склонностью человека воспринимать угрозу своему «я» в различных ситуациях и реагировать на них усилением состояния тревоги.

До лечения степень реактивной тревоги была высокой у всех пациентов (57,8±10,5 балла), степень личностной тревоги у 19 пациентов — средней (38,6±4,5 балла), у 21 — высокой (51,6±6,4 балла).

После курса комплексной терапии с использованием Тенотена выявлено достоверное (р 0,05), в то время как этот показатель в контрольной группе снижался только у 16 пациентов в клинопробе (р>0,05) и у 10 пациентов в ортопробе (р>0,01).

В то же время наблюдалось включение в регуляцию барорецепторного контура (LF). В основной группе показатели LF повышались: у 19 пациентов в клинопробе (р 0,05). В то время как в контрольной группе у 14 пациентов не отмечалось снижение LF в клинопробе (р>0,05), а у 12 пациентов в ортопробе наблюдался рост LF (р>0,05).

Положительная динамика наблюдалась и в парасимпатическом контуре (HF). В основной группе у 22 пациентов повысился уровень HF в клинопробе (р 0,05). В контрольной группе у 22 пациентов отмечалось менее значимое повышение HF в клинопробе (р Купить номер с этой статьей в pdf

источник

Недавно получилась такая жизненная ситуация, что пришлось несколько дней изрядно понервничать — не мог ни работать, ни развлекаться. Погуглил успокоительные средства — большая часть либо слишком жёсткого действия, либо только по рецепту отпускается, либо и то, и другое вместе. Ну, думаю, если какой-нибудь «Фенибут» просить без рецепта бесполезно, положусь на совесть фармацевта и попрошу совета.

Обошёл несколько аптек, нашёл ту, где не было очереди — солидная аптека такая. Кратко обрисовал своё состояние (тревога, страх, навязчивые мысли), выразил пожелание: минимальный снотворный эффект, так как работать надо. Спрашиваю про «Персен» и «Новопассит». Фармацевт мне:
— Ой, они, знаете, не очень эффективные. Знаете, могу посоветовать новое очень хорошее средство. Хорошо успокаивает и в сон не клонит. Его сейчас многие берут.

И протягивает цветастую упаковку «Тенотена». Тут я, конечно, повёл себя как форменный кретин — мельком глянул на лицевую сторону упаковки, на оборотную, зацепил глазом внушающие доверие слова:

«Активные компоненты:
Антитела к мозгоспецифическому белку S — 100 аффинно очищенные — 0,003г*»

Мне бы на эту звёздочку обратить внимание, но внимание у меня было тогда никакое. Заплатил почти 240 рублей и вышел. Уже спускаясь с крыльца, стал читать внимательно. И тут в сноске увидел это:

«* наносятся на лактозу в виде водно-спиртовой смеси с содержанием не более 10-15 нг/г активной формы действующего вещества»

Ну вы поняли. На 1 грамм наполнителя (лактозы) приходится не более одной квадриллионной части грамма действующего вещества. Фактически, это означает, что в лучшем случае одна-единственная молекула действующего вещества будет болтаться в одной из сотен тысяч всех этих выпущенных таблеток. Типичное гомеопатическое надувалово, основанное на бреднях про некое информационное воздействие этой молекулы на пустышный наполнитель посредством никому неведомых полей, лол.

Я тут же вернулся в аптеку и потребовал заменить препарат на что-нибудь вменяемое, но фармацевт со сладкой улыбкой объяснила, что это не положено по закону, и что она ничем помочь не может.

Естественно, дома я чистоты эксперимента ради принял 4 таблетки, потом через 2 часа ещё 4 таблетки, и — ВНЕЗАПНО! — не ощутил ровно никакого эффекта. Кстати, эта компания — «Материа Медика Холдинг» — выпускает ещё и «Тенотен Детский». Их не волнует этическая сторона наживы пустышками на детях — им надо больше золота. А в том, что это пустышка, сомневаться не приходится — при такой «бешеной» концентрации действующего вещества терапевтический эффект от «Тенотена» никак не может выходить за пределы эффекта плацебо (самовнушения). Впрочем, это относится и к любому другому гомеопатическому средству.

источник

В настоящее время для определения повреждения центральной нервной системы (ЦНС) используют специфические биохимические маркеры (глиальные и нейрональные специфические белки). К нейрональным маркерам относятся нейронспецифическая енолаза (НСЕ); N-ацетиласпартата (НАА), лактат-липидный комплекс. Глиальными маркерами являются белок S100, основной белок миелина (МВР), глиальный кислый фибриллярный белок (ГФКБ). Данное сообщение посвящено глиальным белкам семейства S100.

Глиальные белки семейства S100, которые продуцируются главным образом астроцитами (а также в шванновских клетках центральной нервной системы) были открыты B. Moor в 1965 году. S100 белки составляют самую большую подгруппу так называемых «EF-hand» кальций-связывающих белков (по структуре кальций-связывающего участка: спираль E — петля — спираль F), к которым, для примера, относятся также кальмодулин и тропонин С. Название «S100» связано со способностью белков этого семейства растворяться в 100% растворе сульфата аммония при рН 7,2. Концентрация протеина S100 в мозге в 100 000 раз превышает содержание в других тканях. При этом основная часть белков S100 (до 85 — 90% от общего содержания в нервной ткани) сосредоточена в астроцитах; 10 — 15% расположены в нейронах, минимальное их количество определяется в олигодендроцитах. Белки S100 синтезируются глиальными клетками, а затем транспортируются в нейроны.

Семейство белков S100 состоит из 17 тканеспецифичных мономеров, два из которых: α (или S100A1) и β (или S100B) образуют гомо и гетеродимеры (чаще всего в пределах клетки белки S100 существуют как димеры), присутствующие в высокой концентрации в клетках нервной системы. Гомодимер S100(ββ) присутствует в высоких концентрациях в глиальных и шванновских клетках, гетеродимер S100(αβ) находится в глиальных клетках, гомодимер S100(αα) — в поперечно полосатых мышцах, печени и почках (таким образом, белок S100B — специфичен для нервной ткани). Белок метаболизируется почками, время полураспада составляет 2 часа.

В настоящее время к семейству S100 отнесено, по крайней мере, 25 белков, которые в основном являются внутриклеточными кальций-сенсорными и кальций-связывающими белками с молекулярным весом 10 — 12 килодальтон. Для некоторых членов семейства S100 по казана возможность связывания с ионами цинка и меди. Захват ионов меняет пространственную организацию S100 белка и обеспечивает возможность связи с различными белками — мишенями их биологического действия (документировано более 90 потенциальных белков-мишеней).

Благодаря способности к регуляции активности ряда белков, S100A1 и S100B вовлечены в трансдукцию сигналов, контролирующих активность ферментов энергетического обмена в клетках мозга, кальциевый гомеостаз, клеточный цикл, функции цитоскелета, транскрипцию, пролиферацию и дифференцировку клеток, их подвижность, секреторные процессы, структурную организацию биомембран. Таким образом, различные изоформы и конформеры белков S100 представляют наиболее универсальные из известных макромолекул, которые участвуют в регуляции практически всех основных мембранных, цитоплазматических и ядерных метаболических процессов, связанных с обеспечением механизмов восприятия и интеграции поступающей в нервную систему информации, принимают участие в ответе генов раннего реагирования, в реализации генетических программ апоптоза и антиапоптозной защиты.

Для некоторых членов семейства белков S100 характерна способность секретироваться внеклеточно и проявлять свойства цитокинов. Предполагают, что биологическая роль S100B, секретируемого астроцитами, различна: в физиологических (наномолярных) концентрациях преобладает нейротрофический эффект в период развития или нервной регенерации, а в высоких (микромолярных) концентрациях — возможно проявление нейротоксических эффектов, вплоть до участия в патофизиологии нейродегенеративных заболеваний. Последнее может быть связано с тем, что S100B закодирован на длинном плече 21-й хромосомы (21q22.3), которая, как известно, вовлечена в транслокацию, вызывающую синдром Дауна.

Читайте также:  Среднее содержание кислорода во вдыхаемом воздухе составляет

Как было указано выше, белок S100B считается специфичным для нервной ткани. Впервые роль белка S100B как маркера повреждения ткани головного мозга была доказана при исследовании ликвора. Позднее в нескольких исследованиях, сначала у взрослых, а позже и у детей, обнаружены высокие концентрации белка при травмах головного мозга, опухолях мозга, нейродегенеративных заболеваниях, цереброваскулярных болезнях (в т.ч. при инсультах и субарахноидальном кровотечении), менингитах, энцефалитах, при перинатальной асфиксии (уровень белка S100B при рождении и в первые 2 — 3 суток жизни является одним из критериев прогноза адаптации у недоношенных и оценки тяжести поражения ЦНС) и др. Кроме того, повышенный уровень S100B в сыворотке был обнаружен при остановке сердца, после сердечной реанимации, в кардиохирургии при сердечно-легочном шунтировании. Обратите внимание: Значения концентрации белка S100B в крови ниже 0,105 мкг/л минимизируют вероятность внутричерепных повреждений и коррелируют с отрицательными результатами компьютерной томографии.

Таким образом белок S100B является неспецифическим маркером, однонаправлено реагирующим в виде повышения его уровня в ответ на механические, гипоксические, ишемические, биохимические и др. нейротоксические факторы. Поэтому измерение S100 при неврологических нарушениях сравнивают с измерением С-реактивного белка (СРБ) при системном воспалении (обратите внимание: повышенная секреция S100Β характерна и для злокачественной меланомы). Тем не менее белок S100B удовлетворяет основным критериям маркера повреждения головного мозга, что подтверждается следующими фактами: [1] благодаря современным технологиям, белок S100B легко измерить количественно, используя минимальный объем исследуемого образца (что особенно важно в перинатальной медицине); [2] белок S100B обнаруживается во многих биологических жидкостях, с хорошей воспроизводимостью результатов; [3] по данным многочисленных исследований, белок S100В известен в качестве раннего лабораторного признака мозговых повреждений различного генеза.

Подробнее о клиническом значении белка S100B читайте в следующих статьях:

статья «Астроцитарные белки головного мозга: структура, функции, клиническое значение» А.В. Краснов; Медицинский центр Банка России, Москва; Неврологический журнал, № 1, 2012 [читать];

статья «Диагностическая значимость белка S100B при критических состояниях» Н.В. Белобородова, И.Б. Дмитриева, Е.А. Черневская; НИИ общей реаниматологии им. В.А. Неговского РАМН, Москва; журнал «Общая реаниматология», 2011, VII; 6 [читать];

статья «Маркеры нарушений нервной системы» www.biochemmack.ru [читать];

статья «Диагностическая значимость определения белка S100β у пострадавших с черепно-мозговой травмой легкой степени тяжести» А.Э. Талыпов, Ю.В. Пурас, М.А. Годков, Ф.А. Шарифуллин, Н.С. Куксова, Е.А. Сосновский, В.В. Крылов; НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Москва (Журнал неврологии и психиатрии, №12, 2010) [читать];

статья «Маркеры повреждения головного мозга при тяжелой сочетанной травме» Е.В. Григорьев, Е.А. Каменева, Т.Г. Гришанова, А.В. Будаев, О.А. Дербенева; ГОУ ВПО Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава; УРАМН НИИ комплексных проблем сердечнососудистых заболеваний СО РАМН, Кемерово; журнал «Общая реаниматология», 2010, VI; 2 [читать];

статья «Нейроспецифический белок S100B в прогнозе нарушений раннего неонатального периода у новорожденных» Акрамова Х.А.; Ассистент Ташкентского педиатрического медицинского института; Международный Научный Институт «Educatio» III (10), 2015 [читать];

статья «Клиническая значимость протеина S-100 как маркера острого церебрального повреждения» О.А. Дербенева, ГБОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия» МЗ РФ, г. Кемерово (Journal of siberian medical sciences, №2, 2013) [читать]

статья «Нейронспецифические белки — маркеры энцефалопатии при тяжелой сочетанной травме» Григорьев Е.В., ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава», УРАМН НИИ комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний СО РАМН, г. Кемерово, Россия, Вавин Г.В., ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава», Гришанова Т.Г., ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава» Будаев А.В., ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава» Дербенева О.А., ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава», МУЗ «Городская клиническая больница №3 им. М.А. Подгорбунского», г. Кемерово; журнал «Медицина неотложных состояний» №2(27), 2010 [читать] или [читать];

статья «Белок S100В: нейробиология, значение при неврологической и психиатрической патологии» Траилин А.В., Левада О.А., Запорожская медицинская академия последипломного образования; www.eurolab.ua [читать];

статья «Релиз-активные антитела к белку S100 способны корректировать течение экспериментального аллергического энцефаломиелита» К.К. Ганина, Ю.Л. Дугина, К.С. Жавберт, И.А. Эртузун, О.И. Эпштейн, И.Н. Абдурасулова; ООО «НПФ «Материа Медика Холдинг»; ФГБНУ «Институт экспериментальной медицины», Москва (Журнал неврологии и психиатрии, №6, 2015) [читать];

статья «Спектр фармакологических эффектов антител к белку S100 в релизактивной форме и механизмы их реализации» Г.Р. Хакимова, Т.А. Воронина, Ю.Л. Дугина, И.А. Эртузун, О.И. Эпштейн; ООО «НПФ «Материа Медика Холдинг»; ФГБНУ «Научно-исследовательский институт фармакологии им. В.В. Закусова», Москва; ФГБНУ «Научно-исследовательский институт общей патологии и патофизиологии», Москва (Журнал неврологии и психиатрии, №4, 2016) [читать].

источник

Белки S-100, которые сегодня представлены 25 видами, являются особыми веществами. Они выполняют в организме человека самые разнообразные внутриклеточные и внеклеточные функции. Эти вещества связывают кальций, а некоторые их виды также цинк и медь. Данный вид белков необходим для роста и деления клеток. Кроме этого белок S-100 участвует в передаче нервных импульсов, а также поддерживает иммунную функцию ЦНС. В наибольшем количестве данные вещества находятся в клетках нервной ткани и клетках кожи.

Впервые белок S-100 был выделен в 1965 году из клеток головного мозга. В медицинской практике широко используются антитела к мозгоспецифическому белку S100, которые регулируют активность данного вещества.

При отсутствии каких-либо патологий в организме человека концентрация этого вещества в крови минимальна. Секреция белка S-100 повышается при:

  • патологиях ЦНС, которые сопровождаются гибелью клеток нервной ткани.
  • развитии онкозаболеваний, в частности рака кожи.

В медицинской практике исследование рекомендовано для уточнения диагноза большого количества патологий.

Прежде всего, исследование проводится с целью диагностики развития меланомы и различных заболеваний ЦНС, которые сопровождаются гибелью нервных клеток. Показатели отклоняются от нормы в первые часы после развития инсульта и после получения черепно-мозговых травм.

Белок S100 – это онкомаркер, ибо его секреция повышается при развитии рака кожи. Назначается исследование часто для того, чтобы отслеживать динамику лечения подтвержденного онкозаболевания. Количество вещества в крови определяется с целью:

  • Оценки степени регресса опухоли.
  • Прогноза на наличие и количество метастаз.
  • Обнаружение рецидива.

Анализ назначается после диагностики развития патологий ЦНС различного генеза. Он позволяет правильно оценить степень повреждения мозга, чтобы назначить правильное лечение. Также исследование позволяет спрогнозировать процесс восстановления пациента и спланировать его дальнейшую жизнь.

Как дополнительное средство диагностики анализ на антитела белка S100 используется:

  • В неврологии при болезни Альцгеймера, а также для оценки степени нарушений в мозге при асфиксии младенцев.
  • В кардиологии для уточнения диагноза ишемической болезни сердца, стенокардии и сердечной недостаточности.
  • В ревматологии для подтверждения наличия аутоиммунных заболеваний.

Совет! Периодическая проверка уровня вещества в крови рекомендована в случае неблагоприятной наследственности в области развития онкозаболеваний.

Для выполнения исследования используется электрохемилюминисцентный иммунологический анализ. Анализ на антитела к мозгоспецифическому белку S100 не требует проведения сложных подготовительных действий.

Для этого выполняется забор венозной крови в объеме 3-5 мл. Достоверные результаты можно получить, если взять кровь на анализ натощак, не раньше, чем через 4 часа после приема пищи.

Очень важно для исключения ложноположительных результатов за сутки до забора крови исключить из рациона газированные напитки, чай и кофе. Кроме этого не рекомендуется в течение 3 суток перед анализом употреблять жирные продукты и алкоголь.

Для того чтобы исключить ошибку при проведении анализа, за сутки до забора крови нужно исключить повышенные физические нагрузки. Кроме того, нужно помнить о следующем:

  • В течение четверти часа до забора крови нужно находиться в спокойном расслабленном состоянии.
  • На протяжении получаса до проведения манипуляций нельзя курить.
  • Доктора нужно поставить в известность о принимаемых медикаментозных препаратах и каких-либо медицинских процедурах.

Если в организме происходит воспалительный процесс любой этиологии, то проведение исследования крови на наличие данного вещества следует отложить. Также не рекомендуется делать данный анализ во время менструации.

Эти факторы могут привести к повышению показателей. Только приблизительно через неделю после исчезновения симптомов воспаления или окончания менструации допускается сдавать кровь на исследование. В среднем срок получения результатов составляет – 4 дня.

В норме у взрослых концентрация белка S-100 в крови не превышает 0,105 мкг/л. Нормативный показатель данного вещества в спинномозговой жидкости должен составлять меньше 5 мкг/л.

Если анализ отобразил в первый раз повышенный уровень белка S100, то для исключения ложноположительного результата необходимо провести его повторно в другой лаборатории.

Считается, что 100% подтверждают развитие опухолевого процесса пятикратное и более превышение нормативного показателя белка S100. Небольшие отклонения акцентируют внимание на развитие другого патологического процесса.

Несмотря на показательность анализа, на основании его результатов постановка диагноза не осуществляется. На основании полученных данных необходимо будет пройти комплекс дополнительных обследований.

Концентрация белка S100 в крови при развитии меланомы I степени соответствует нормативному показателю. Отклонения онкомаркера от нормы наблюдаются при:

  • болезни II — III степени у 4-20 % пациентов.
  • болезни IV степени у 30-90% пациентов.

Это значит, что повышенная концентрация вещества в крови не может стать базовым фактором для установки точного диагноза при развитии меланомы. Но исследование всегда является основанием для проведения дальнейшего обследование пациента.

Также анализ показано в целях наблюдения за эффективностью лечения болезни. При повреждении ЦНС различного генеза наблюдаются следующие характерные изменения в сыворотке крови:

  • На фоне инсульта рост количества вещества отмечается в течение первых 8 часов. Высокая концентрация сохраняется на протяжении 3 суток. Количество вещества в крови зависит от степени повреждений и неврологических последствий.
  • Спонтанные мозговые кровоизлияния, приводящие к повышению концентрации вещества более 0,3 мкг/л, подчеркивают плохой прогноз.
  • При травмах головы, которые приводят к разрушениям мозговых тканей, одновременно повышается уровень вещества в спинномозговой жидкости и крови.

Совет! Следует понимать, чем выше показатель белка S100, тем тяжелее патология.

Незначительное повышение вещества до 0,4 мкг/л происходит при определенных болезнях легких, пищеварительной или мочеполовой системы. Значительное повышение белка в крови до 2,0 мкг/л может происходить на фоне развития тяжелых заболеваний, связанных с бактериальным заражением.

Концентрация вещества повышается в следующих случаях:

  • При множественном склерозе.
  • При печеночной энцефалопатии.
  • При остановке сердца с последующей реанимацией.

Анализ на наличие белка S100 относится к важным и показательным лабораторным исследованиям. Благодаря ему можно на ранней стадии развития обнаружить опасные болезни, выявить рецидивы и получить прогноз лечения.

источник

Понравилась статья? Поделить с друзьями: