МАМА plus

Объявление




Всем привет!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » МАМА plus » Библиотека » Стихи-которые вдохновляют...>>


Стихи-которые вдохновляют...>>

Сообщений 631 страница 660 из 660

631

Кэт написал(а):

В тот миг не надо ничего,http://mama-plus.ru/i/blank.gif
Лишь только б боль забрать его.

Это что хорошо????? Это то самое, почему я не хочу детей, отчего я бы вернув все назад и не стала..

632

Петрова написал(а):

Это что хорошо????? Это то самое

да это ваще((((

633

Петрова, Оксана...и не спорю.И толком не знаю,что тебе и сказать.Насчет хорошо или плохо.Так есть.
Я детей родила поздно именно потому,что долго не была готова и не хотела.Соглашусь,что очень тяжело.Порой и не выносимо.Но вот я лично не жалею ни сколько.Для меня это как вторая сторона медали что ли...
Сорри,что я о себе.))Я тебя понимаю.

634

БЫТЬ МАМОЙ

Мы сидели на кухне, и дочка моя
Мне сказала, шутя, между делом:
«Вот, проводим опрос на предмет бытия –
Ты бы бабушкой стать захотела?»

«Я б хотела, но это изменит совсем
Твою жизнь навсегда, кардинально». –
«Да, я знаю. Ну что ж, не досплю, не доем»,-
Мне ответила дочь машинально.

Но, ведь это, ну как бы помягче сказать,
Всё не то, не солдата отвага.
Я искала слова, чтобы ей передать
Всю ответственность этого шага.

Я б сказала ей: «Раны от родов твои
Заживут у тебя очень быстро.
Но появится новая рана – любви,
Что даёт лишь одно материнство.

Это рана эмоций, тревоги, стыда
За ребёнка, что ты сотворила.
И про жизнь ты не скажешь уже «Ерунда!»
Никогда не вернёшь то, что было!»

И, какой бы изысканной ты ни была,
Крик ребёнка встревоженный – «Мама!»
Бросить срочно заставит любые дела,
От простых и до денежных самых.

Я хотела сказать, что карьера её
Пострадает с рожденьем ребёнка.
Ведь не раз она будет впадать в забытьё,
Запах чувствуя детской головки.

Я хотела сказать ей, что набранный вес
Можно сбросить диетой, зарядкой.
Но ещё не случалось на свете чудес,
Материнство чтоб сбросить украдкой.

И такая уж важная жизнь для тебя
Нет, не будет столь значимой вскоре.
Ты забудешь про всё, ласково теребя
Эту кроху и в радость и в горе.

Ты научишься, дочь, забывать о мечте,
Делать выбор, чьё счастье дороже.
Не жалеть об ушедшей давно красоте,
Вопрошать философски: «Быть может..?»

Я хочу, чтоб ты знала, что к мужу любовь
Будет та и не та в то же время.
И его ты полюбишь, как будто бы вновь,
Как с тобой разделившим сё бремя.

А ещё я хотела про чувства сказать –
Чувства радости, чувства восторга!
Только женщина-мать может их испытать
И оставить в себе их надолго.

Первый шаг, первый смех, первый радостный взгляд.
Новый день – он как новая эра.
Первый опыт в общении девчонок, ребят,
Непременные поиск и вера!

И скворечник повыше, и мяч во дворе,
Новый Год и поход за грибами.
И рассказы об этом друзьям, детворе,
Как пол-леса протопал ногами.

Я хотела сказать… Но слеза лишь в ответ
У меня на глазах навернулась.
«Ты не будешь жалеть, что взамен слова «Нет»
«Да!» сказала, чтоб жизнь развернулась».

Протянув через стол дочке руку свою,
С нею встретившись, я прошептала:
«За тебя, за себя, за всех женщин молю,
Чьё призвание – просто БЫТЬ МАМОЙ!»

635

Если женщина любима - приползешь и полумертвый,
Даже если ты вручную пропахал сто тысяч га...
Встанешь, хоть противный кто-то накачал тебя снотворным
И пойдешь без промедленья через бури и снега…
Если женщина любима - позвонишь с другой планеты,
Изложить конкретный список навалившихся причин,
По которым ты не можешь заглянуть к ней на котлеты,
Чтоб она не предложила их кому-то из мужчин…
Если женщина любима, но разбиты телефоны,
Нет в пустыне телеграфа и отсутствует почтамт -
У тебя в запасе в клетке есть всегда почтовый голубь,
Чтоб отправить к ней с приветом чувств изложенных десант…
Претворишь в судьбу мгновенно сотни хитрых комбинаций,
Чтоб добраться до желанной хоть в обход, хоть напрямик!
Если женщина любима - ты найдешь, как с ней связаться,
Чтоб подумать не успела, что забыл о ней на миг…

636

Матятя, какая -то больная у него женщина-я бы свали от неё http://s8.uploads.ru/uetN4.gif
Вот так и случается
ты живешь, весь собой через край доволен,
плюешь на всех своих кукол с балконов и с колоколен,
твоей жажде не утолиться, берешь любую, что отдается,
твои нервы крепки, твое сердце как маятник бьется,
а потом рассыпается, когда в груди ее имя колет,
ну той, белобрысой, что в нос смеется
Вот так и бывает
меняется мир, сужается до одной единицы,
и раньше тебя занимали позы, теперь все ее лица,
с каким она осмелится заявится на утренний кофе,
с каким плачет на лавке, каков в гневе ее профиль,
с каким стесняется, врет, веселится,
с каким понимает, что быть катастрофе
Вот так узнаешь
острый вкус и силу животного голода,
когда ее запах влечет и тянет в другой конец города,
до белой пены у рта, до встающего дыбом меха,
вцепившись руками в руль, на скорости ехать,
к той белобрысой, что к сердцу приколота,
неизвестной рукой, ради смеха
04.01.2013
Стихи: Минина Вера

637

Как много в жизни хочется сказать,
Как мало говорим на самом деле.
Мы так боимся душу раскрывать
И прячемся, как та улитка, в теле.

Как редко мы с друг другом говорим -
Торопимся, спешим всегда куда-то.
Порой не ведаем мы сами, что творим
И замолкаем снова виновато.

Как мало теплоты мы дарим тем,
Кому нужна порой она бывает.
Кому-то улыбнёмся, а затем
Проходим мимо, миг тот забывая.

Не лучше ль чаще в лица заглянуть
Чтобы увидеть, что в душе творится.
Быть может, там внутри, есть что-нибудь,
Что может в жизни нашей пригодиться.

Быть может мы увидим там всё то,
Что в жизни нам порой казалось малым.
Что виделось когда-то уж давно,
Но только времени всегда нам не хватало.

Тогда быть может мы заговорим
И скажем то, что мы сказать хотели.
Но, а пока, как рыбы мы молчим
И прячем души вновь в уставшем теле...

638

Елена Касьян. она последнее время, очень позитивна, когда охота прыгнуть с крыши-читаю её

Дерево машет крыльями, словно птица,
Ветер ласкает ветку за голый локоть.
Где это было видано - так влюбиться,
Даже теперь не зная ещё, насколько.

Город по небу водит луну за нитку,
Нет неизбежней времени, чем вот это,
Можно ещё уснуть со второй попытки,
И, наконец, очнуться в другое лето.

Даже прощанье - это, отчасти, встреча.
Жизнь поступает с нами не зло, но мудро.
Кто понимает это, стареет легче.
Спи, у тебя случится другое утро.

Там баобабы прячут траву от света,
Кто-то надёжный ведает семенами,
Там Антуан летит над своей планетой –
И ничего плохого не будет с нами.

639

Ира, ты мне сегодня стихотворение про БЫЛО ЛЕТО, напомнила, как я люблю этого автора
Мое любимое у него

Уже комары уснули
В своих уголках укромных,
Уже посерело море,
И стал холодным песок.
Уже красавица - осень
Спустилась на крыльях черных
В наш сад. И седым туманом
Мне выбелила висок.

Когда мы были моложе,
Мы были много дороже
На старом оптовом рынке
Удачи и волшебства.
Нам солнце в лицо светило,
И страсть в нас была, и сила,
И дурь. И не стало дури -
Не стало и колдовства.

И нет. А вечное время,
По темени ветром вея,
Безжалостно и бесстрастно
Стирало юность с лица.
У времени - лес и горы,
У нас - дурные затеи,
А жизнь все длится и длится.
Безвкусная. Без конца.

640

Ну и то самое, про лето
В природе что-то происходит?
В природе что-то происходит.
Желтеют листья, переходит
Глухой сентябрь в октябрь немой.
Гуляя, пары гимназисток
Центральной улицей проходят.
И близко, вроде бы, проходят,
А не дотронуться рукой.

А было лето! Было лето!
Земля и море спали вместе,
И целовало землю море,
И счастлива была земля!
Теперь они лежат отдельно,
Теперь у них ни слов, ни песен,
Теперь они - не то, что раньше,
А просто волны и поля.

Поля и волны. Виноградник
Сплетает гроздья, грусть и листья.
В степи за городом просторно,
В степи совсем ещё тепло.
А гимназистки на скамейках
Своих целуют гимназистов,
И я за ними наблюдаю,
И на душе моей светло.

Аркадий Суров

641

БРОДСКИЙ

Птица уже не влетает в форточку.
Девица, как зверь, защищает кофточку.
Поскользнувшись о вишневую косточку,
я не падаю: сила трения
возрастает с паденьем скорости.
Сердце скачет, как белка, в хворосте
ребер. И горло поет о возрасте.
Это — уже старение.

Старение! Здравствуй, мое старение!
Крови медленное струение.
Некогда стройное ног строение
мучает зрение. Я заранее
область своих ощущений пятую,
обувь скидая, спасаю ватою.
Всякий, кто мимо идет с лопатою,
ныне объект внимания.

Правильно! Тело в страстях раскаялось.
Зря оно пело, рыдало, скалилось.
В полости рта не уступит кариес
Греции Древней, по меньшей мере.
Смрадно дыша и треща суставами,
пачкаю зеркало. Речь о саване
еще не идет. Но уже те самые,
кто тебя вынесет, входят в двери.

Здравствуй, младое и незнакомое
племя! Жужжащее, как насекомое,
время нашло наконец искомое
лакомство в твердом моем затылке.
В мыслях разброд и разгром на темени.
Точно царица — Ивана в тереме,
чую дыхание смертной темени
фибрами всеми и жмусь к подстилке.

Боязно! То-то и есть, что боязно.
Даже когда все колеса поезда
прокатятся с грохотом ниже пояса,
не замирает полет фантазии.
Точно рассеянный взор отличника,
не отличая очки от лифчика,
боль близорука, и смерть расплывчата,
как очертанья Азии.

Все, что я мог потерять, утрачено
начисто. Но и достиг я начерно
все, чего было достичь назначено.
Даже кукушки в ночи звучание
трогает мало — пусть жизнь оболгана
или оправдана им надолго, но
старение есть отрастанье органа
слуха, рассчитанного на молчание.

Старение! В теле все больше смертного.
То есть ненужного жизни. С медного
лба исчезает сиянье местного
света. И черный прожектор в полдень
мне заливает глазные впадины.
Силы из мышц у меня украдены.
Но не ищу себе перекладины:
совестно браться за труд Господень.

Впрочем, дело, должно быть, в трусости.
В страхе. В технической акта трудности.
Это — влиянье грядущей трупности:
всякий распад начинается с воли,
минимум коей — основа статики.
Так я учил, сидя в школьном садике.
Ой, отойдите, друзья-касатики!
Дайте выйти во чисто поле!

Я был как все. То есть жил похожею
жизнью. С цветами входил в прихожую.
Пил. Валял дурака под кожею.
Брал, что давали. Душа не зарилась
на не свое. Обладал опорою,
строил рычаг. И пространству впору я
звук извлекал, дуя в дудку полую.
Что бы такое сказать под занавес?!

Слушай, дружина, враги и братие!
Все, что творил я, творил не ради я
славы в эпоху кино и радио,
но ради речи родной, словесности.
За каковое раченье-жречество
(сказано ж доктору: сам пусть лечится)
чаши лишившись в пиру Отечества,
нынче стою в незнакомой местности.

Ветрено. Сыро, темно. И ветрено.
Полночь швыряет листву и ветви на
кровлю. Можно сказать уверенно:
здесь и скончаю я дни, теряя
волосы, зубы, глаголы, суффиксы,
черпая кепкой, что шлемом суздальским,
из океана волну, чтоб сузился,
хрупая рыбу, пускай сырая.

Старение! Возраст успеха. Знания
правды. Изнанки ее. Изгнания.
Боли. Ни против нее, ни за нее
я ничего не имею. Коли ж
переборщит — возоплю: нелепица
сдерживать чувства. Покамест — терпится.
Ежели что-то во мне и теплится,
это не разум, а кровь всего лишь.

Данная песня — не вопль отчаянья.
Это — следствие одичания.
Это — точней — первый крик молчания,
царствие чье представляю суммою
звуков, исторгнутых прежде мокрою,
затвердевающей ныне в мертвую
как бы натуру, гортанью твердою.
Это и к лучшему. Так я думаю.

Вот оно — то, о чем я глаголаю:
о превращении тела в голую
вещь! Ни горе не гляжу, ни долу я,
но в пустоту — чем ее ни высветли.
Это и к лучшему. Чувство ужаса
вещи не свойственно. Так что лужица
подле вещи не обнаружится,
даже если вещица при смерти.

Точно Тезей из пещеры Миноса,
выйдя на воздух и шкуру вынеся,
не горизонт вижу я — знак минуса
к прожитой жизни. Острей, чем меч его,
лезвие это, и им отрезана
лучшая часть. Так вино от трезвого
прочь убирают и соль — от пресного.
Хочется плакать. Но плакать нечего.

Бей в барабан о своем доверии
к ножницам, в коих судьба материи
скрыта. Только размер потери и
делает смертного равным Богу.
(Это суждение стоит галочки
даже в виду обнаженной парочки.)
Бей в барабан, пока держишь палочки,
с тенью своей маршируя в ногу!

642

Ундина написал(а):

Впрочем, дело, должно быть, в трусости.
В страхе. В технической акта трудности.
Это — влиянье грядущей трупности:
всякий распад начинается с воли,
минимум коей — основа статики.
Так я учил, сидя в школьном садике.
Ой, отойдите, друзья-касатики!
Дайте выйти во чисто поле!

643

Я опоздала — согрешить…
Теперь уже и не охота…
Сейчас мне хочется — дружить,
А дальше… Дом, семья, работа…
Сложила мысли в сундучок…
О нём душа моя забудет.
На сундучке висит значок —
С пометкой: «То, чего не будет…»
Смотрела — парень нёс цветы,
От предвкушения краснея…
А у меня — о чём мечты?
Чтоб пироги испечь вкуснее…
Чтобы было время — час поспать
И чтобы дети сыты были…
А так… О чём ещё мечтать,
Коль мысли о любви остыли —
Прокисли, будто молоко…
И как оно, потом — сбежали…
И без любви мне так легко,
Как-будто все хвосты отпали…
Теперь мне не за кем рыдать,
Сдаваться некому без боя…
Могу спокойно наблюдать
За однотонною судьбою…
Из скучных дней — любовь не сшить…
От пустоты в душе — слабею…
Я опоздала согрешить,
Но может быть… ещё успею…

Ирина Самарина-Лабиринт

644

Кэт, ужас какой  http://s8.uploads.ru/DY4Om.gif

645

Петрова написал(а):

Кэт, ужас какой

))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

646

ПЕСНЯ НЕВИННОСТИ, ОНА ЖЕ - ОПЫТА

    "On a cloud I saw a child,
    and he laughing said to me..."
        W. Blake

    ["...Дитя на облачке узрел я,
    оно мне молвило, смеясь ..."
        Вильям Блейк]

1

Мы хотим играть на лугу в пятнашки,
не ходить в пальто, но в одной рубашке.
Если вдруг на дворе будет дождь и слякоть,
мы, готовя уроки, хотим не плакать.

Мы учебник прочтем, вопреки заглавью.
Все, что нам приснится, то станет явью.
Мы полюбим всех, и в ответ - они нас.
Это самое лучшее: плюс на минус.

Мы в супруги возьмем себе дев с глазами
дикой лани; а если мы девы сами,
то мы юношей стройных возьмем в супруги,
и не будем чаять души друг в друге.

Потому что у куклы лицо в улыбке,
мы, смеясь, свои совершим ошибки.
И тогда живущие на покое
мудрецы нам скажут, что жизнь такое.

2

Наши мысли длинней будут с каждым годом.
Мы любую болезнь победим иодом.
Наши окна завешаны будут тюлем,
а не забраны черной решеткой тюрем.

Мы с приятной работы вернемся рано.
Мы глаза не спустим в кино с экрана.
Мы тяжелые брошки приколем к платьям.
если кто без денег, то мы заплатим.

Мы построим судно с винтом и паром,
целиком из железа и с полным баром.
Мы взойдем на борт и получим визу,
и увидим Акрополь и Мону Лизу.

Потому что число континентов в мире
с временами года, числом четыре,
перемножив и баки залив горючим,
двадцать мест поехать куда получим.

3

Соловей будет петь нам в зеленой чаще.
Мы не будем думать о смерти чаще,
чем ворона в виду огородных пугал.
    Согрешивши, мы сами и встанем в угол.

Нашу старость мы встретим в глубоком кресле,
в окружении внуков и внучек. Если
их не будет, дадут посмотреть соседи
в телевизоре гибель шпионской сети.

Как нас учат книги, друзья, эпоха:
завтра не может быть так же плохо,
как вчера, и слово сие писати
в tempi следует нам passati.

Потому что душа существует в теле,
Жизнь будет лучше, чем мы хотели.
Мы пирог свой зажарим на чистом сале,
ибо так вкуснее; нам так сказали.

    "Hear the voice of the Bard!"
        W.Blake

    ["Внемлите глас Певца!"
        Вильям Блейк]

1

Мы не пьем вина на краю деревни.
Мы не ладим себя в женихи царевне.
Мы в густые щи не макаем лапоть.
Нам смеяться стыдно и скушно плакать.

Мы дугу не гнем пополам с медведем.
Мы на сером волке вперед не едем,
и ему не встать, уколовшись шприцем
или оземь грянувшись, стройным принцем.

Зная медные трубы, мы в них не трубим.
Мы не любим подобных себе, не любим
тех, кто сделан был из другого теста.
Нам не нравится время, но чаще - место.

Потому что север далек от юга,
наши мысли цепляются друг за друга,
когда меркнет солнце, мы свет включаем,
завершая вечер грузинским чаем.

2

Мы не видим всходов из наших пашен.
Нам судья противен, защитник страшен.
Нам дороже свайка, чем матч столетья.
Дайте нам обед и компот на третье.

Нам звезда в глазу, что слеза в подушке.
Мы боимся короны во лбу лягушки,
бородавок на пальцах и прочей мрази.
Подарите нам тюбик хорошей мази.

Нам приятней глупость, чем хитрость лисья,
Мы не знаем, зачем на деревьях листья.
И, когда их срывает Борей до срока,
ничего не чувствуем, кроме шока.

Потому что тепло переходит в холод,
наш пиджак зашит, а тулуп проколот.
Не рассудок наш, а глаза ослабли,
чтоб искать отличье орла от цапли.

3

Мы боимся смерти, посмертной казни.
Нам знаком при жизни предмет боязни:
пустота вероятней и хуже ада.
Мы не знаем, кому нам сказать: "не надо".

Наши жизни, как строчки, достигли точки.
В изголовьи дочки в ночной сорочке
или сына в майке не встать нам снами.
Наша тень длиннее, чем ночь пред нами.

То не колокол бьет над угрюмым вечем!
Мы уходим во тьму, где светить нам нечем.
Мы спускаем флаги и жжем бумаги.
Дайте нам припасть напоследок к фляге.

Почему все так вышло? И будет ложью
на характер свалить или Волю Божью.
Разве должно было быть иначе?
Мы платили за всех, и не нужно сдачи.
1972
Иосиф Бродский. Назидание.

647

вот обожаю это стихотворение. Тоже Бродский

Только пепел знает, что значит сгореть дотла.
     Но я тоже скажу, близоруко взглянув вперед:
     не все уносимо ветром, не все метла,
     широко забирая по двору, подберет.
     Мы останемся смятым окурком, плевком, в тени
     под скамьей, куда угол проникнуть лучу не даст.
     И слежимся в обнимку с грязью, считая дни,
     в перегной, в осадок, в культурный пласт.
     Замаравши совок, археолог разинет пасть
     отрыгнуть; но его открытие прогремит
     на весь мир, как зарытая в землю страсть,
     как обратная версия пирамид.
     "Падаль!" выдохнет он, обхватив живот,
     но окажется дальше от нас, чем земля от птиц,
     потому что падаль -- свобода от клеток, свобода от
     целого: апофеоз частиц.

Отредактировано Ундина (Суббота, 20 сентября, 2014г. 02:43:39)

648

Ундина, жестоко да

649

"Бабье лето" Владимира Высоцкого
Клены выкрасили город
Колдовским каким-то цветом.
Это скоро, это скоро
Бабье лето, бабье лето.
Это скоро, это скоро
Бабье лето, бабье лето.

Что так быстро тают листья,
Ничего мне не понятно.
А я ловлю как эти листья
Наши даты, наши даты.
А я ловлю как эти листья
Наши даты, наши даты.

А я кружу напропалую
С самой ветренной из женщин,
А я давно искал такую,
И не больше и не меньше.
А я давно искал такую,
И не больше и не меньше.

Только вот ругает мама,
Что меня ночами нету.
Что я слишком часто пьяный
Бабьим летом, бабьим летом.
Что я слишком часто пьяный
Бабьим летом, бабьим летом.

А я забыл когда был дома,
Спутал ночи и рассветы.
Это омут, ох это омут -
Бабье лето, бабье лето.
Это омут, ох это омут -
Бабье лето, бабье лето

650

Mariksa, очень симпатично.

Отредактировано Сивка-бурка (Понедельник, 29 сентября, 2014г. 10:12:58)

651

А я люблю "Лиличке" Маяковского...
То, как вообще изложены все эмоции в нем.И Сплин классно спел песню на эти стихи.

Дым табачный воздух выел.
Комната —
глава в крученыховском аде.
Вспомни —
за этим окном
впервые
руки твои, исступлённый, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День ещё —
выгонишь,
может быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссеча́сь.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Всё равно
любовь моя —
тяжкая гиря ведь —
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят —
он уйдёт,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон —
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролёт не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и су́етных дней взметённый карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?
Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

652

«Эти стихи, наверное, последние…»
(Елена Ширман)

Эти стихи, наверное, последние,
Человек имеет право перед смертью высказаться,
Поэтому мне ничего больше не совестно.
Я всю жизнь пыталась быть мужественной,
Я хотела быть достойной твоей доброй улыбки
Или хотя бы твоей доброй памяти.
Но мне это всегда удавалось плохо,
С каждый днём удаётся всё хуже,
А теперь, наверно, уже никогда не удастся.
Вся наша многолетняя переписка
И нечастные скудные встречи —
Напрасная и болезненная попытка
Перепрыгнуть законы пространства и времени.
Ты это понял прочнее и раньше, чем я.
Потому твои письма, после полтавской встречи,
Стали конкретными и объективными,
                                           как речь докладчика,
Любознательными, как викторина,
Равнодушными, как трамвайная вежливость.
Это совсем не твои письма. Ты их пишешь, себя насилуя,
Потому они меня больше не радуют,
Они сплющивают меня, как молоток шляпу гвоздя.
И бессонница оглушает меня, как землетрясение.
… Ты требуешь от меня благоразумия,
Социально значимых стихов и весёлых писем,
Но я не умею, не получается…
(Вот пишу эти строки и вижу,
Как твои добрые губы искажает
                                   недобрая «антиулыбка»,
И сердце моё останавливается заранее.)
Но я только то, что я есть, — не больше, не меньше:
Одинокая, усталая женщина тридцати лет,
С косматыми волосами, тронутыми сединой,
С тяжёлым взглядом и тяжёлой походкой,
С широкими скулами, обветренной кожей,
С резким голосом и неловкими манерами,
Одетая в жёсткое коричневое платье,
Не умеющая гримироваться и нравиться.
И пусть мои стихи нелепы, как моя одежда,
Бездарны, как моя жизнь, как всё
                                      чересчур прямое и честное,
Но я то, что я есть. И я говорю, что думаю:
Человек не может жить, не имея завтрашней радости,
Человек не может жить, перестав надеяться,
Перестав мечтать, хотя бы о несбыточном.
Поэтому я нарушаю все запрещения
И говорю то, что мне хочется,
Что меня наполняет болью и радостью,
Что мне мешает спать и умереть.
… Весной у меня в стакане стояли цветы земляники,
Лепестки у них белые с бледно-лиловыми жилками,
Трогательно выгнутые, как твои веки.
И я их нечаянно назвала твоим именем.
Всё красивое на земле мне хочется называть
твоим именем:
Все цветы, все травы, все тонкие ветки на фоне неба,
Все зори и все облака с розовато-желтой каймою —
Они все на тебя похожи.
Я удивляюсь, как люди не замечают твоей красоты,
Как спокойно выдерживают твое рукопожатье,
Ведь руки твои — конденсаторы счастья,
Они излучают тепло на тысячи метров,
Они могут растопить арктический айсберг,
Но мне отказано даже в сотой калории,
Мне выдаются плоские буквы в бурых конвертах,
Нормированные и обезжиренные, как консервы,
Ничего не излучающие и ничем не пахнущие.
(Я то, что я есть, и я говорю, что мне хочется.)
… Как в объёмном кино, ты сходишь ко мне
с экрана,
Ты идёшь по залу, живой и светящийся,
Ты проходишь сквозь меня как сновидение,
И я не слышу твоего дыхания.
… Твоё тело должно быть подобно музыке,
Которую не успел написать Бетховен,
Я хотела бы день и ночь осязать эту музыку,
Захлебнуться ею, как морским прибоем.
(Эти стихи последние и мне ничего больше
не совестно.)
Я завещаю девушке, которая будет любить тебя:
Пусть целует каждую твою ресницу в отдельности,
Пусть не забудет ямочку за твоим ухом,
Пусть пальцы её будут нежными, как мои мысли.
(Я то, что я есть, и это не то, что нужно.)
… Я могла бы пройти босиком до Белграда,
И снег бы дымился под моими подошвами,
И мне навстречу летели бы ласточки,
Но граница закрыта, как твоё сердце,
Как твоя шинель, застёгнутая на все пуговицы.
И меня не пропустят. Спокойно и вежливо
Меня попросят вернуться обратно.
А если буду, как прежде, идти напролом,
Белоголовый часовой поднимет винтовку,
И я не услышу выстрела —
Меня кто-то как бы негромко окликнет,
И я увижу твою голубую улыбку совсем близко,
И ты — впервые — меня поцелуешь в губы.
Но конца поцелуя я уже не почувствую.

1941

653

Шикарно просто прекрасно и даже удивительно

654

Как люблю я осеннюю сказку:
Тонкий, серый туман над рекой,
И деревьев слепящие краски,
И бездонный печальный покой...

Низок купол октябрьского неба,
Скорбны песни холодных ветров,
И нужнее насущного хлеба
Мне дым сизый осенних костров.

Диким зверем, покинувшим клетку,
Рвется в окна домов листопад,
И уже замерзает на ветках
Поздних лоз голубой виноград.

Память прошлого в сердце томится,
Все вернулось: опять, как всегда
Входит рыжая, гордо, царица
В золотые свои города.

655

Я помню Петю. Весна и садик.
Он за обедом кричал "Женюсь".
И я невеста: карета, свадьба...
А через месяц с ним развожусь.

Я помню Женю. Он старшеклассник.
И я до одури влюблена,
И я так счастлива, но напрасно:
Он вскоре с Таней, а я одна.

Я помню Колю. В очках и с книжкой.
Не пьющий вовсе, а я пьяна.
Такой серьезный смешной мальчишка.
Мне стало скучно, и я ушла.

Я помню Сашу. В костюме строгом.
И с ним я леди, я хороша.
Мы разбежались с ним ненароком:
Ведь кроме тела во мне душа.

Я помню тех, с кем летело время.
Я по кусочку их берегу.
Я помню многих. Тебя, как бремя,
Забыть пытаюсь, но не могу.

Ирина Вагеро

656

Я сейчас , наткнулась в инстаграм ,словно я писала ...
http://photos-c.ak.instagram.com/hphotos-ak-xfa1/915589_304586856391538_839839249_n.jpg

657

обалдеть...

658

Дождь идёт за окном.

Скоро придёт зима.

Чёрным мокрым крылом

Вечер накрыл дома.

Город поднял зонты,

Город курит табак,

От сырой темноты

Спрятав огонь в кулак.

От троллейбусных фар

Светятся провода.

Что наша жизнь? Пар.

Под ногами вода.

Лужа, а не река,

Стужа, а не тепло,

Взятое напрокат

Ветхое барахло.

Аркадий Суров

659

В такую погоду, желательно жить вместе:
Ходить по квартире в носках и пушистых халатах,
На кухне готовить пирог и испачкаться в тесте,
В него добавляя орехи, изюм и цукаты...
В такую погоду желательно стать проще:
Принять теплый душ, вместе встав под горячую воду,
Забыть о диете и вечном желаньи быть тощей,
И в чай себе смело добавить немножечко меда!
В такую погоду желательно быть дома!
(Хозяин на улицу даже собаку свою не отпустит)
Добавить в пирог для пикантности капельку рома,
Добавь в любовь для пикантности капельку грусти...
В такую погоду желательно жить вместе!
И пусть за окном целый день вновь бушует ненастье,
Но этой погоде назло, вроде, в качестве мести,
Вдруг просто принять этот день как огромное счастье!

Юлия Олефир

660

Irinka, секрет моего счастья,  http://s9.uploads.ru/u7WFm.gif я в любую погоду за окном именно такая.. мало заморочек.. А когда они у меня проявились (хрен знает что это было - кризис ли среднего возраста или еще какой то припадок горя от ума, с думами о смысле жизни) - сразу и погода в доме идиотская.. быть проще - залог счастья))))))

Это только мои выводы а не тезис для всех и каждого .. у каждого свое счастье.

Похожие темы


Вы здесь » МАМА plus » Библиотека » Стихи-которые вдохновляют...>>