МАМА plus

Объявление




Всем привет!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » МАМА plus » Библиотека » Стихи-которые вдохновляют...>>


Стихи-которые вдохновляют...>>

Сообщений 511 страница 540 из 660

511

Art-Терапия
У каждого есть точка срыва,
когда желание одно –
послать всё к черту, и с обрыва
упасть песчинкою на дно...
Когда душа от боли взвоет,
судьбой зажатая в тиски,
и пустота сердечным боем
остервенело рвёт виски...
Когда оставили надежды,
и нет поблизости руки,
что, взяв за краешек одежды
легонько вырвет из тоски...
Когда Господь тебя не спас,
и мир жестокий равнодушен,
и свет предательски погас,
что согревал любовью душу...

К утру обломки кораблей
прибило бурею в заливы...
Ты снова пьёшь? И мне налей!
У каждого есть точка срыва...

Людмила Романова

512

Здравствуй, погибший космос" —
бросила мне и вышла.
Что же,
хороший
способ.

Жизнь начала, как будто
не было этих криков,
счастья,
бессонницы,
неба.

Имя сменила, позже —
город, оставя только
белую
бездну
кожи.

Любишь кого-то, слышал.
Стала ему богиней, —
он для тебя
Всевышний.

И никому не скажешь,
кто бы ни был с тобою,
сколько
в тебе
озноба.
сколько в тебе
пропащих.

Михаил Валет-Вдовин

513

Эмилка, очень даже, прям мурашки по коже

514

Проснуться в семь
от закрывающейся
двери,
сварить два кофе,
выпить натощак.
шепча сидеть,
не шелохнувшись
на постели,
и думать
о серьезнейших
вещах.
Щекотный ветер
в шею
поцелуем
и сводит скулы
как смеётся март!
Он в этом цвете
ТАК
неописуем
и так
обескураженно мне рад!
Мне не знаком
тот день,
что будет с нами.
Течёт весна ли
в том календаре.
Да и зачем-
снег не моргая тает,
как горка сахара,
осевшая на дне.
и ваши "не"
прохладой по запястьям,
будут скользить,
проваливаясь в сон.
И звонко биться
будут
нам на счастье
Лучи от солнца
об
соседний дом.
растреплен сном
затылок
в час обеда,
и не заправленной
останется постель.
пейзаж из окон-
акварель раздета,
и первый дождь
и первая
капель.

Маша Рутберг

515

Это женское уменье,
Словно тыщу лет назад,
Странно и одновременно
Ждать, молить и ускользать.

Быть собой, не повторяясь.
Верить в клятвы, не шутя.
Приближаться, отдаляясь.
Оставаться, уходя.

Роберт Рождественский

516

У нее красивые волосы. Руки. Плечи.
Даже пахнет летом, носит смешные вещи.
И она гораздо ближе, гораздо резче,
каждым ракурсом хлещет,
по сети ужасных трещин,
как ребенок - прыгает, листиком затрепещет...
У нее косые шрамики на брови.

Родинки, лежащие буквой "ви".
Не язви.
И губы тонкие не криви.

У меня любовь к одиночкам уже в крови.

Арчет

517

Снова осень проходит скверами,
Клены старые золотя,
Снова мне, ни во что не веруя,
По чужим проходить путям.
Снова мне, закусивши губы,
Без надежды чего-то ждать,
Притворяться веселым и грубым,
Плакать, биться и тосковать.
И опять, устав от тревоги,
Улыбаясь покорно: «Пусть»,
Принимать за свое дороги,
Тишь, туманы, тоску и грусть.
И опять, затворяя двери,
Понимая, что это ложь,
Хоть немножко,
Хоть капельку верить
В то, что где-нибудь ты живешь.

Павел Коган "Гроза"

518

Пожалуйста, заботься обо мне!
Я вырвалась из замкнутого круга,
В тебе найдя любовника, и друга,
И принца на серебряном коне…
Я вырвалась из круга «я-сама».
Я самоутвердилась. Я устала.
Возьми меня на ручки с пьедестала
Гордыни, честолюбия, ума…
Я самоотвердела. Я тверда.
На мне не остается ран от терний.
А я хочу быть мягкой, и вечерней
(Я женщина. Я самка. Я – вода).
Я слабая. Я баба. Мне слабо:
Коня, и шпалы веером, и в избу,
И если в доме мышь – то будет визгу,
И я не претендую на любовь –
Я слабости минуточку хочу.
Я девочка. Я жалуюсь. Я плачу.
Лежу в постели, свернута в калачик –
И таять, как Снегурочка, учусь.
Я сдам свои права, с таким трудом
Добытые. Ты прав и ты по праву
На всех моих врагов найдешь управу
И всех моих друзей запустишь в дом.
Ты добрый. Ты высокий. Ты – плечо.
Ты два плеча, и твой спокойный запах
(Уткнуться и не думать ни о чем,
Уснуть в твоих больших мохнатых лапах…)
Ты сильный, но о каменной стене
Молчу – наелась. Хватит. Не желаю.
Любить не обязую. Умоляю:
Пожалуйста, заботься обо мне.

Мария Дубиковская

519

Завидуйте:
Мол, ей легко дается
Полет над бездной к тайнам ремесла.
Лишь мне известно как на шабаш рвется
Из рук моих домашняя метла.

Лишь мне известно, по каким орбитам
Выводит к счастью женщину семья.
И то, что вы зовете скорбно «бытом»,
То жизнь моя.

И все, что непонятно в ней и смутно,
То взглядам не откроется чужим.
Лишь левое плечо болит под утро –
Я ночью сердце сдерживаю им.

Ему и днем вполне хватает воли
Страдать и петь, работать и любить…
И на вопросы праздные: –  Легко ли? –
Лишь усмехнусь: –Что может легче быть…

Татьяна Кузовлева

520

Всё плохо

Всё плохо.
Всё плохо.
Всё очень-очень плохо.
Всё так настолько плохо -
хоть вешайся опять.
А что Вы уже вешались?
Да, Мы конечно вешались.
Мы даже часто вешались.
Как часто?
Да - раз пять!
Так много?
Разве много???
Конечно! Очень много! Чего ж вы, недовешались?
Да вот, не получилося... Но мы готовы вновь.
Ну, вы тогда старайтесь, чтобы верёвку мылили,
и так - чтобы как следует...
Конечно!
Хорошо.

Борминская Светлана

Очень вдохновляет!
Теперь стоит только закрасться мысли "Как же все плохо", сразу вспоминаются эти стихи,
и как-то уже так, вроде бы, и не плохо становится!

521

Друг друга отражают зеркала,
Взаимно искажая отраженья.

Я верю не в непобедимость зла,
А только в неизбежность пораженья.

Не в музыку, что жизнь мою сожгла,
А в пепел, что остался от сожженья.

2
Игра судьбы. Игра добра и зла.
Игра ума. Игра воображенья.
«Друг друга отражают зеркала,
Взаимно искажая отраженья...»

Мне говорят — ты выиграл игру!
Но все равно. Я больше не играю.
Допустим, как поэт я не умру,
Зато как человек я умираю.

Георгий Иванов

522

Как тебе сейчас с твоим, любящим?...
Говорят, что ничего сложного...
Говорят, что он живёт будущим
И не пилит за твоё прошлое...

Говорят, что всё у вас вычурно -
Танцы-шманцы... брюлики... полочки...
Говорят, что ты смогла вычеркнуть
Тех, кто стал из-за тебя сволочью...

Говорят, счастливой с ним кажешься,
Все напасти - по воде вилами,
Что у вас всё как в кино сказочно -
Танцы-шманцы, «я уже… милая»...

Что вы любите, и всё радужно,
Он тебя, а ты его - с бешенством,
А когда он крепко спит рядышком -
... ты готова, как и я, – вешаться…

(с) Павел Покровский.

523

Юлия Гладкова
Не надо, Боже, не сажай его сюда,
в моё подрёберье – неужто в мире места
ему не сыщется?
Неважная невеста
живому пламени – остывшая вода.

Моя броня держала большего, но знай,
не ровен час, боюсь остаться навзничь:
похоже, Боже, он задумал что-то значить
в моих устоях раз и навсегда…

Но мне – довольно: дело по плечу,
по вкусу снедь, по талии наряды…
А остального – больше мне не надо!
Наелась, Боже.

Больше не хочу.

524

Устала...

...А там внутри вдруг что-то замолчало.

Сидит тихонько, песен не поёт...

Моя душа устала, хочет чая...

Найдется может кто-то, кто нальёт?

Оксана Шер

525

Кэт, как же мне по душе((

526

Кэт, Петрова, и мне знакомо.. Но уже не сейчас. прошло.

527

Петрова, Ерширия, я наткнулась,обалдела....

528

Соседка

Зашла соседка якобы за солью,
Рентгеном-взглядом обвела вокруг
(Себя я серенькой почувствовала молью)
И удивилась, вскинув брови: где супруг?
Я предложила выпить чашку чая,
Она кивнула в папильотках головой.
Прошла в гостиную, меня не замечая.
Пришлось подать ей чай с печеньем и халвой.
Пола халатика в разводах распахнулась,
Грозится выпасть грудь из декольте.
И пауза меж нами затянулась,
Но не смутило гостью неглиже.
И теребя когтями край салфетки,
Меня критически ещё раз оценив,
Вскользь бросив: «Шоколадной нет конфетки?» –
Речь завела о личной жизни кинодив.
Изгиб бедра пригладила рукою,
Спросила: мужа нет так долго почему?
Мол, дура я: была б она женою,
Ему задерживаться было б ни к чему.
Его бы окрутила, как родного.
У ней-то во всём этом опыт есть.
Вот только б ей попался, право слово, –
Её бы спрашивал, где встать ему, где сесть.
Помадой красной плотоядно улыбнулась,
Прикрыв мечтательно с подводкою глаза.
Лениво в моём кресле потянулась,
А я о помощи просила небеса.
«С такою квочкой скучно жить мужчине, –
Вела меж тем соседка разговор, –
Ему бы львицу светскую в машине», –
И в этом был уж явный перебор.
Я громко засмеялась: «Опоздала.
Его на пастбище другом давно пасут».
Тень сожаления по пудре пробежала.
Она ушла, совсем забыв про соль в свой суп.

529

Верна написал(а):

Без кишок на клавиатуру и истерик по смс – да, осознанно или сдуру, ты за этим туда и лез.

Гениально....

Верна написал(а):

Он еще один верный способ остро чуять себя живой.

Верна написал(а):

только ты ведь уже большая, не пора ли дышать самой.

530

Да я тоже не часто, только когда особенно остро переживаю некоторые события в своей жизни. Хотя, в последнее время... часто, очень часто... И да, до слез.

Надо было поостеречься.
Надо было предвидеть сбой.
Просто Отче хотел развлечься
И проверить меня тобой.
Я ждала от Него подвоха –
Он решил не терять ни дня.
Что же, бинго. Мне правда плохо.
Он опять обыграл меня.
От тебя так тепло и тесно…
Так усмешка твоя горька…
Бог играет всегда нечестно.
Бог играет наверняка.
Он блефует. Он не смеется.
Он продумывает ходы.
Вот поэтому медью солнце
Заливает твои следы,
Вот поэтому взгляд твой жаден
И дыхание – как прибой.
Ты же знаешь, Он беспощаден.
Он расплавит меня тобой.
Он разъест меня черной сажей
Злых волос твоих, злых ресниц.
Он, наверно, заставит даже
Умолять Его, падать ниц –
И распнет ведь. Не на Голгофе.
Ты – быстрее меня убьешь.
Я зайду к тебе выпить кофе.
И умру
У твоих
Подошв.

Вера Полозкова

531

Она же снова..иногда я прям такая....

Если все дается таким трудом, - сделай сразу меня одной из седых гусынь, промотай меня и состарь.
Чтобы у меня был надменный рот, и огромный дом, и красивый сын, и безмолвная девочка-секретарь.
Чтобы деньги, и я покинула свой Содом, и живу где лазурь и синь, покупаю на рынке яблоки и янтарь.

Слушай, правда, ни беззаботности детской нет, ни какой-нибудь сверхъестественной красоты - вряд ли будет, о чем жалеть.
Я устала как черт, - а так еще сорок лет, потребителем и разносчиком суеты, ездить, договариваться, болеть;
Тело, отключенное от соблазнов, и темный плед, и с балкона горы, и Ты, - и Ты можешь это устроить ведь?

Да, я помню, что отпуска не разрешены, что Ты испытатель, я полигон, каждому по вере его, не по
Степени износа; ну вот и рвемся, оглушены, через трубы медные, воды темные и огонь; а билет на экспресс, слабо?
Я проснусь на конечной, от неожиданной тишины, и безропотно освобожу вагон,
Когда поезд пойдет в депо

.

532

Сколько их сидит у тебя в подрёберье, бриллиантов, вынутых из руды, сколько лет ты пишешь о них подробные, нескончаемые труды, да, о каждом песенку, декларацию, книгу, мраморную скрижаль – пока свет очей не пришлет дурацкую смску «Мне очень жаль». Пока в ночь не выйдешь, зубами клацая, ни одной машины в такой глуши. Там уже их целая резервация, этих мальчиков без души.

Детка-детка, ты состоишь из лампочек, просто лампочек в сотню ватт. Ты обычный маленький робот-плакальщик, и никто здесь не виноват. Символы латинские, буквы русские, глазки светятся лучево, а о личном счастье в твоей инструкции не написано ничего.

Счастье, детка – это другие тетеньки, волчья хватка, стальная нить. Сиди тихо, кушай антибиотики и пожалуйста, хватит ныть. Черт тебя несет к дуракам напыщенным, этот был циничен, тот вечно пьян, только ты пропорота каждым прищуром, словно мученик Себастьян. Поправляйся, детка, иди с любыми мсти, божьи шуточки матеря; из твоей отчаянной нелюбимости можно строить концлагеря.

Можно делать бомбы – и будет лужица вместо нескольких городов. Эти люди просто умрут от ужаса, не останется и следов. Вот такого ужаса, из Малхолланда, Сайлент Хилла, дурного сна – да, я знаю, детка, тебе так холодно, не твоя в этот раз весна. Ты боишься, что так и сдохнешь, сирая, в этот вторник, другой четверг – всех своих любимых экранизируя на изнанке прикрытых век.

Так и будет. Девочки купят платьишек, твоих милых сведут с ума. Уже Пасха, маленький робот-плакальщик. Просто ядерная зима.

533

вот сейчас бы подписалась под каждым словом

Так бесполезно – хвалы возносить,
Мрамор объяв твоего пьедестала…
Отче, я правда ужасно устала.
Мне тебя не о чем даже просить.

Город, задумав себя растерзать,
Смотрит всклокоченной старой кликушей…
Отче, тебе всё равно, но послушай –
Больше мне некому это сказать.

Очи пустынны – до самого дна.
Холодно. Жизнь – это по существу лишь…
Отче! А если. Ты. Не существуешь… –
Значит, я правда осталась одна.

534


БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ ХАЛАТЫ

Если б все профессии на свете
Вдруг сложить горою на планете,
То, наверно, у ее вершины
Вспыхнуло бы слово: "Медицина".

Ибо чуть не с каменного века
Не было почетнее судьбы,
Чем сражаться в пламени борьбы
За спасенье жизни человека.

Все отдать, чтоб побороть недуг!
Цель - свята. Но святость этой мысли
Требует предельно чистых рук
И в прямом и в переносном смысле.

Потому-то много лет назад
В верности призванию и чести
В светлый час с учениками вместе
Поклялся великий Гиппократ.

И теперь торжественно и свято,
Честными сердцами горячи,
Той же гордой клятвой Гиппократа
На служенье людям, как солдаты,
Присягают новые врачи.

Сколько ж, сколько на землей моей
Было их - достойнейших и честных;
Знаменитых и совсем безвестных
Не щадивших сердца для людей!

И когда б не руки докторов
Там, в дыму, в неходком лазарете,
Не было б, наверное, на свете
Ни меня и ни моих стихов...

Только если в благородном деле
Вдруг расчетец вынырнет подчас,
Это худо, ну почти как грязь
Или язва на здоровом теле.

Взятка всюду мелочно-гадка,
А в работе трепетной и чистой
Кажется мне лапою когтистой
Подношенье взявшая рука.

Нет, не гонорар или зарплату,
Что за труд положены везде,
А вторую, "тайную" оплату,
Вроде жатвы на чужой беде.

И, таким примером окрыленные
(Портится ведь рыба с головы),
Мзду берут уже и подчиненные,
Чуть ли не по-своему правы.

Благо в горе просто приучать:
Рубль, чтоб взять халат без ожиданья,
Няне - трешку, а сестрице - пять,
Так сказать "за доброе вниманье".

А не дашь - закаешься навек,
Ибо там, за стенкою больничной,
Друг твой или близкий человек
Твой просчет почувствует отлично...

Дед мой, в прошлом старый земский врач,
С гневом выгонял людей на улицу
За любой подарок или курицу,
Так что после со стыда хоть плачь!

Что ж, потомки позабыли честь?
Нет, не так! Прекрасны наши медики!
Только люди без высокой этики
И сегодня, к сожаленью, есть.

И когда преподношеньям скорбным
Чей-то алчный радуется взгляд,
Вижу я, как делается черным
Белый накрахмаленный халат.

Черным-черным, как печная сажа.
И халатов тех не заменить.
Не отчистить щетками и даже
Ни в каких химчистках не отмыть;

И нельзя, чтоб люди не сказали:
- Врач не смеет делаться рвачом.
Вы ж высокий путь себе избрали,
Вы же клятву светлую давали!
Иль теперь все это ни при чем?!

Если ж да, то, значит, есть причина
Всем таким вот хлестануть сплеча:
- Ну-ка прочь из нашей медицины,
Ибо в ней воистину стерильны
И халат, и звание врача!

Эдуард Асадов.

Отредактировано князь Владимир (Вторник, 28 августа, 2012г. 19:25:16)

535

Ледянка

Вези меня, ледянка, в детство,
Где мне совсем не больно падать,
Где "Чур" от всех напастей средство,
Где каждая снежинка - радость…

Где папа - молодой и сильный,
Где плакать хочется без мамы,
Где лес и розовый, и синий,
А Дед Мороз такой румяный.

Где ничего вкусней сосульки,
Где сам себе игрушки клеишь,
Где каша манная в кастрюльке,
А апельсин, когда болеешь.

Где горькая микстура в ложке,
Где с пенкой молоко в стакане,
Где в плед завернутая кошка,
Где тетя Валя на экране.

Где мандарины пахнут елкой,
Где под столами новоселье,
Где нос кусает шарфик колкий,
Где угол - плата за веселье.

Где кубики "Гематогенки"
Ещё вкуснее шоколадки.
Где вечно сбитые коленки.
Где с промокашками тетрадки.

Где счастье - если мама дома,
Где горе - если спать ложиться,
И ничего ценней альбома,
И ничего страшнее "Мыться!"

Где примерзают руки к санкам,
И где еще не стыдно плакать…
Вези меня вперед, ледянка!
Ты знаешь, я умею падать!!!

536

Эмилка написал(а):

И пока сидишь ты вот так на стуле, прям с ногами – беспечная – как цветок,
И пока по-взрослому брови хмуришь, и сестренку локтем вдруг легонько в бок,
Мол, гляди-гляди, как они танцуют, а какое платье, и я хочу,
Я смотрю и думаю: «Боже, дует, из окна, простуду им подхвачу».

И пока ты ерзаешь недовольно, ты устала, конечно, и хочешь спать,
И пока – почти что со взрослой болью – «я когда-нибудь буду так танцевать?»
И тебе на ушко, как по секрету: «Ну, конечно, милая, подрастешь»,
Я смотрю и думаю: «Боже, где ты, почему меня ты не бережешь».

И пока ты с нежностью обнимаешь, и лицом мне в волосы – сладкий сон,
И пока мне шепчешь: «Ой, мама, знаешь… А Сережа мне подарил кулон….»,
И тебя держу – обнимая сильно – и боюсь на миг даже отпустить,
Я смотрю и думаю: «Боже, милый, ты, надеюсь, сможешь меня простить…».

И пока в маршрутках, лицом прижавшись, прям к холодным стеклам – почти что спишь,
И пока внутри – и любовь, и жалость, ну такая кроха, такой малыш,
И пока дерет почему-то горло – все равно ведь вырастет, черт возьми.
Я молчу и думаю: «Боже, больно, дай ей счастья – всё мое отними».

Каждый раз, когда читаю это стихотворение-могу сказать .эти квинсестенция того ,что я чуствую к дочеру

537

Петрова, чет ты грустная какая-то...
стихи замечательные
но я на другой волне сейчас, чему я рада

538

Эмилка написал(а):

ет ты грустная какая-то...

я в жопе-а в жопе чего веселиться))

Эмилка написал(а):

я на другой волне сейчас, чему я рада

И я рада!

539

Петрова написал(а):

я в жопе

почему?

540

Эмилка написал(а):

почему?

как-то так вот вышло)

Похожие темы


Вы здесь » МАМА plus » Библиотека » Стихи-которые вдохновляют...>>